ПОЧЕМУ Я НЕНАВИЖУ СВОЮ РАБОТУ

ПОЧЕМУ Я НЕНАВИЖУ СВОЮ РАБОТУ

Тамара Унальская

ПОЧЕМУ Я НЕНАВИЖУ СВОЮ РАБОТУ

(ДНЕВНИК ВРАЧА ТЕРАПЕВТА УЧАСТКОВОГО)

Категория – женский роман

Все события и персонажи этой истории вымышлены, любые совпадения случайны.

Работа врача со стороны кажется чистой и комфортной. И только доктор знает, сколько эмоциональных и энергетических затрат вкладывает каждый врач в свою повседневную деятельность, как тяжело порой дается спокойствие при выписке рекомендаций, каких усилий стоит четкость распоряжений и слаженность работы всего медицинского персонала.

Книга публикуется по версии 2016 года, дополненная 10-ю новыми главами

Все, что делает врач, он должен всегда делать
в спокойном состоянии духа.

Гиппократ

ГЛАВА 1. ОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ

Я – Скорпион, и моя несносная привычка ежедневно все анализировать и раскладывать по полочкам порой достает даже меня. Но последние несколько недель у меня не хватает сил на свою скорпионскую сущность. Как только мозг пытается по привычке проанализировать хоть что-то, появляется сильная головная боль. Поэтому я отбрасываю все проблемы и анализы на потом. Чтобы избавиться от навязчивых мыслей, заглушить их и ни о чем не думать, я купила себе плеер.

Я подхожу к поликлинике, и невольно замедляю шаг. Ноги тяжелеют. Ноябрь — самый тяжелый месяц в году: постоянные сумерки, небо затянуто тучами, пронизывающий ветер, темнеет рано, с неба капает то дождь, то мокрый снег. Мерзкая погода даже для марш-броска в ближайший магазин, не говоря уже о хождении по чужим подъездам и квартирам. Захожу в поликлинику, у регистратуры – толпа. Опять появляется головная боль. Я делаю плеер громче. Заводная музыка, незамысловатая рифма успокаивают. Самые лучшие песни почему-то в конце пути. Поэтому захожу в лифт с наушниками. Даже в стенах поликлиники мне трудно расстаться с легковесным беззаботным миром попсы. В коридоре на пути к кабинету ко мне кидается бабка, расталкивая других. «Доктор, а мой анализ мочи стал лучше?». «Простите, я ваши анализы наизусть не помню. Дайте зайти в кабинет и одеть халат». Про себя думаю: «Да у меня в пятницу на приеме было около 60-ти человек! Медсестра не успевала всех записывать, писать направления на анализы и выписывать рецепты! Когда я выходила из поликлиники, я не помнила, в какую сторону идти домой!» Головная боль усилилась. Попсовое настроение испарилось.

Моя медсестра уже на месте. Она — моя тезка, и мой надежный друг. Много лет мы работаем вместе на этом участке, знаем подноготную друг друга. Однако на работе всегда на «Вы».

— Сегодня много визитов?

— Как всегда. – Отвечаю я без энтузиазма. Головная боль не отступает, и я достаю свою чашку. Медсестра быстро заваривает мне кофе. В понедельник в ноябре визитов много всегда.

— В коридоре опять толпа, как в автобусе в час пик.

Моя спасительница вручает мне чашку кофе, пока я застегиваю халат. После первого глотка мне становится легче, и я бодро говорю:

— Ничего, прорвемся. Сейчас начнем.

Итак, халат надет. Идет обычный прием участкового терапевта. Давно канули в лету те времена, когда прием терапевта был по талонам, и когда на одного пациента у участкового терапевта было хотя бы десять минут. Теперь в кабинет к доктору свободно заходит любой человек, проживающий в любом конце республики, с любыми претензиями к медицине и к жизни вообще. В среднем в этой толпе пришли по адресу менее половины. Приходят молодые люди даже для того, чтобы просто удовлетворить свое любопытство в области медицины. В середине приема в кабинет заходит молодой парень, который отсидел почти два часа в очереди. Естественно, без талона. Но с крутым планшетом, который он демонстративно держит в руке. Я спрашиваю: «Какая у вас проблема?» Стандартный вопрос: «Что вас беспокоит?» явно не подходит парню атлетического телосложения со здоровым румянцем на щеках.

— Я недавно сдавал анализы для военкомата. Прокомментируйте, пожалуйста, мне эти показатели.

— Но в военкомате вам уже сказали, что все ваши анализы хорошие?

— Да. Но меня интересуют более подробные сведения обо всех моих показателях общего анализа крови, мочи, флюорографии и ЭКГ.

У моей медсестры брови полезли вверх. В нашем простом Заводском районе не часто встретишь такое внимание к результатам своих анализов. Как правило, человека устраивает, если ему просто скажешь, что анализы в норме. Однако удивление я не показываю: «Что конкретно вас интересует?» А парню всего девятнадцать, судя по карточке. Откуда такой интерес, хотелось бы знать. Что ж, начнем бесплатную лекцию по медицине.

Парень удобно устроился на стуле и дал понять, что он надолго:

— На ЭКГ у меня неполная блокада правой ножки пучка Гиса. Что это значит? В интернете я прочитал пять трактовок, и все разные.

Я коротко рассказала про ЭКГ, варианты нормы. Мое терпение начало таять.

Парень настойчиво продолжал выспрашивать:

— Общий анализ крови и мочи. Прокомментируйте все показатели.

Я растолковала ему все показатели. Бесполезно было объяснять, что варианты нормы не имеет смысла так анализировать, они могут варьировать, но все равно останутся вариантами нормы. Некоторые показатели зависят от того, ел он постную пищу накануне, или несколько дней подряд жирное мясо. Или шоколад. Такое чрезмерное доверие количественным показателям было бы смешным, если бы не отняло у меня десять минут приема. Кажется, он ушел удовлетворенным. Записал свои технические характеристики, и посчитал, что до следующего техосмотра он может спать спокойно.

Однако мое настроение резко упало. Опять заболела голова. Такая затрата моего времени и моей энергии на работе нецелесообразна. Читать лекции на медицинские темы во время приема считаю глупым занятием. Хотя раньше мне очень нравилось это делать. В молодости казалось, что умение объясняться с пациентами мудрёными медицинскими терминами демонстрирует мою высокую компетентность. Через какое-то время, к счастью, это прошло. Приглашая очередного пациента, я заглянула в коридор. То, что я увидела, вновь выбило меня из колеи. Я чертыхнулась вслед парню. По прикидкам, ко мне в кабинет было еще человек тридцать, а до конца приема оставалось всего два часа.

— Елена Петровна, давайте быстрее работать. А то мы здесь заночуем.

Медсестра вышла в коридор и произвела реорганизацию очереди. Что она там говорила, я не знаю, но очередь несколько укоротилась.

Следующим зашел мужчина около сорока лет. Он тоже просидел в очереди больше двух часов. И у него явно был сильный ангел-хранитель.

Я нашла карточку, открыла ее и приготовилась писать, после чего обратилась к больному со стандартным вопросом: «Что вас беспокоит?» Только во время вопроса было время взглянуть более внимательно ему в лицо, и тут мое сердце сжалось. Лицо у пациента было пепельно-серого цвета.

Мужчина спокойно сказал:

— У меня болят колени. Хочу их обследовать.

У меня на душе немного отлегло.

— Расскажите, как они болят.

Он ответил без тревоги, как будто речь шла об обычных вещах:

— Когда я иду, подкашиваются ноги, и в коленках слабость.

-Давно?

-Второй день.

— А слева в груди нет болей?

Мужчина удивленно ответил:

— Нет. Кроме коленей меня ничего не беспокоит.

Я снова посмотрела ему в лицо. Шестое чувство било тревогу, часики в моей голове отсчитывали каждую секунду. Тем голосом, который знаком всем медикам, когда речь идет об экстренных ситуациях, я сказала медсестре:

— Срочно сделать ЭКГ. Елена Петровна, проводите больного до кабинета ЭКГ, а то наши бабули его не пропустят без очереди.

Медсестра быстро вскочила и твердо взяла больного за руку.

Мужчина с удивлением спросил:

— Доктор, а может надо сначала сделать рентген коленей?

— Это мы всегда успеем, нам бы с ЭКГ не опоздать. Елена Петровна, лучше вызывайте ЭКГ в наш кабинет, так будет быстрее.

Пока снимают ЭКГ, заходят следующие больные. Некоторым из них все равно, есть ли в кабинете другой человек. Чтобы не терять время и энергию на споры, я быстро принимаю еще одного. В основном идут льготные рецепты. Люди приходят со своими записочками, в которых перечислено, что они хотят выписать. Моя медсестра всегда смеется: «Пришли сделать заказ в ресторане». Торг идет, как на рынке: «А я хочу это лекарство! Выпишите, а то я напишу жалобу! Это я согласна заменить на это, а на эту замену я не согласна!». Не на всех хватает сил и времени, чтобы объяснить, что именно это лекарство ухудшит человеку либо слух, либо работу почек на тонком уровне нефрона, либо по его биохимическим показателям лучше подходит немного другое. Большинство наших пациентов негативно настроено до прихода в поликлинику, они все обсудили во дворе, в очереди на рынке или в магазине. Теперь люди доверяют мнению соседа гораздо больше, чем мнению врача. Негативное восприятие врача, как потенциального халтурщика, сформировалось благодаря дешевым сериалам, и в принципе, больше вредит самому пациенту. Как говорил Гиппократ, нас трое: врач, больной и болезнь. С кем вы, больной?

Отсутствие желания сотрудничать с доктором некоторые врачи, особенно в пожилом возрасте, которые привыкли к уважению в советские времена, воспринимают слишком близко к сердцу. Что делать, доктор Айболит, который бросил все свои дела и поехал в Африку лечить больных обезьян, — герой другого поколения.

Однако вернемся в день сегодняшний. Итак, если в начале приема еще есть время (или есть иллюзия, что есть время) и некоторые силы на чтение лекций, то в конце приема я молча выписываю то, что просят. Тем более теперь, когда у пациента подозрение на инфаркт, и придется остановить прием, быстро принимать меры по оказанию экстренной помощи, вызывать бригаду и оформлять направление в стационар. Одновременно.

ЭКГ снято, и я просматриваю ленту. На ЭКГ – признаки ишемии. «Итак, предчувствия меня не обманули». Мы с медсестрой забегали, к счастью, она давно знает, что надо писать и что делать. Когда бригада «скорой» забирает пациента, мы пытаемся ускорить прием больных. Несмотря на наши усилия, в коридоре народ не убывает. Мельком

взглянув на мобильный, я вижу, что уже девятый час, а наш рабочий день закончился в восемь вечера. Однако народ не расходится. В коридоре еще больше десяти человек. В надежде быстро и спокойно закончить свой рабочий день, медсестра приглашает очередного пациента в кабинет. Однако нас ждет сюрприз. В кабинет заходит мужчина средних лет в состоянии, которое мягко можно назвать «сильно под шафе». Запах перегара быстро заполняет небольшой кабинет. Несмотря на мороз, медсестра вынуждена открыть окно.

Я, еле сдерживая негодование, спрашиваю сквозь зубы:

— Что вы хотели?

Мужчина, широко улыбаясь, кокетливо наклоняется ко мне:

— Вы должны мне помочь. Вы давали клятву Гиппократа.

Я невольно улыбаюсь в ответ. Вообще, как правило, пьяные меня не раздражают, а забавляют. Хотя немного бесит то, что еще пять лет назад в таком состоянии человек постеснялся бы зайти к доктору на прием. Как я уже говорила, в нашей жизни много перемен. А этот мужчина, судя по его жестам и мимике, явно считает себя «обаяшкой». Поэтому я почти ласково ему объясняю:

— Я, конечно, могу специально для вас еще раз поклясться Асклепием и другими греческими богами, что не вручу вам смертельного средства, но вы уже и сами приняли на душу полусмертельную дозу алкоголя. Чем конкретно я могу вам помочь?

Медсестра засмеялась:

— Он и половины не понял из того, что вы сказали, доктор.

Однако основной вопрос мужик понял, и с широкой пьяной улыбкой доверительно сказал:

— Мне нужен больничный.

— Извините, Гиппократ про больничные листы ничего не говорил. Елена Петровна, приглашайте следующего.

Но не так просто здорового пьяного мужика выпроводить из кабинета.

— Тогда дайте мне справку, что я был на приеме.

— Хорошо, вы получите свою справку.

Все-таки, мужик меня взбесил. Видимо, после стресса с неотложной ситуацией, в моей крови осталось много адреналина. Я быстро выписала мужчине справку о том, что он был осмотрен терапевтом в поликлинике, установлен диагноз: «алкогольное опьянение». Поставила свою подпись и печать. После этого пьяный «обаяшка» ушел, довольный полученным документом.

Около десяти вечера мы с медсестрой покидаем поликлинику. Другие терапевты тоже ушли недавно. В нашей смене только Надежда Петровна умудряется уходить с работы вовремя. Сторож привык к нашим поздним уходам, улыбаясь, открывает нам двери и запирает за нами. В поликлинике уже темно.

Быстрым шагом мы идем домой. Нам с медсестрой немного по пути, затем она идет в другую сторону. Дождь кончился, землю подморозило. Сегодня наш папа работает во вторую смену, и моя дочь ждет меня с нетерпением. Она немного боится темноты и одиночества. К моему приходу будут гореть все лампочки в доме. У меня большие планы на этот вечер. Учительница сказала, что моя дочь читает хуже всех в классе, поэтому надо заставить ее прочитать хотя бы пару страниц под благовидным предлогом. Я перебираю в уме те книжки, которые заинтересовали бы мою непоседливую умную дочь. Хорошо, что основные уроки она сделала в продленке. И там ее покормили. Еще я тащу с собой три карточки, которые надо дописать, пока муж не видит. Я ему обещала, что больше не буду приносить работу на дом. Но дописывать что-то в поликлинике просто нереально.

Около одиннадцати часов вечера набираю подругу.

— Света, привет. Как дела?

Света резко отвечает: — Выкладывай, чем хочешь поделиться. Не интересуют тебя мои дела.

— Это не совсем так. Но поделиться точно хочу. Сегодня моя дочка сразила меня наповал.

Света уже мягче произнесла:

— Чем это? Что-то умное изрекла?

— Она сказала: ты, мама, папу любишь больше, чем меня. Меня кормишь хлебом с колбасой, а к его приходу готовишь что-нибудь вкусненькое.

Света ехидно ответила:

— Ребенок растет, начинает анализировать. Скоро будет тебя папе сдавать.

— Папе сдавать уже начала. Рассказывает все, что услышала. Теперь я тщательно подбираю слова и выражения, если дочь рядом.

— Что ты хотела, девочки папу любят больше. А сейчас чем обидела малую? Опять карточки домой притащила?

— Как ты догадалась?

Света включила свой «голос начальницы»:

— Папа на работе, поэтому ты занимаешься ерундой, а не домашними делами. Сколько сегодня принесла мусора в дом?

— Всего только две карточки. (Про себя отметила, что даже подругу пытаюсь обмануть – сказала меньше, чем принесла). Надо срочно МРЭК дописать, и дневник визита на дом. Сложная больная, в двух словах не опишешь.

Голос Светы приобрел металлический оттенок:

— Бесплатные опусы не надоели? Кидай свой участок, иди на нормальную работу!

— Это удар ниже пояса. И куда я пойду? В стационар? Там еще хуже. Вообще уходить из медицины, как ты? Я очень люблю свою работу.

Света более мягко сказала:

— Больше, чем семью? Ладно, иди спать. Радуйся, что дочь еще маленькая. Когда ей будет пятнадцать лет, ты забудешь про свои карточки по другой причине.

— Не пугай, и так страшно. Сегодня звонила учительница, сказала, что она читает хуже всех в классе! А ее мама окончила школу с золотой медалью.

Света опять разозлилась:

— Кем работала твоя мама?

— Когда я пошла в школу, моя мама не работала. Отец был военным, служил в Германии, мы жили в части, поэтому у мамы не было работы.

Света опять жестко сказала:

— Ты сама ответила на все свои вопросы. Прощай, мне завтра рано вставать. Что ты там мычишь в трубку?

— Хотела тебе еще пожаловаться на соседку.

Света спросила своим металлическим голосом:

— Что, опять тетка Вера доставала?

— Она знает расписание моего мужа лучше, чем я. Сегодня прошмыгнула в мою квартиру, как крыса. Я глазом моргнуть не успела. И потратила больше часа моего драгоценного времени. Я планировала слушать, как читает дочь, и тихо дописывать карточки.

Света продолжила допрос. По ее тону было видно, что она злится на меня:

— Почему ты ее не выгонишь? И почему твоя малая не сдает ее папе?

— Как ты знаешь, мужа моего тетка Вера боится, потому что он ее бесцеремонно выгоняет. А мне как- то неудобно. Дочке она каждый раз приносит что-нибудь вкусное. Но, боюсь, скоро дочь будет ее сама выгонять, несмотря на пироженки и конфетки. Сегодня даже она сказала тетке Вере, что уже поздно, когда та провела у нас больше часа.

Света раздраженно сказала (вспомнила, как ее саму доставали соседи):

— Так она и будет съедать твое время под маркой «померьте мне давление, доктор».

— Она одинокая, ей не с кем поговорить по вечерам. Мне ее временами жалко, хотя сегодня я еле сдержалась. Мне надо было дочь в школу собрать, сказать ей пару ласковых слов, пообщаться. Тетка Вера никаких намеков не понимала или не хотела понимать.

Просто выгнать ее у меня не хватило духу. Дочь так и заснула на диване в ожидании, когда мама выкроит время для нее.

Света опять повысила голос:

— Хватит распускать сопли! И слышать не хочу! Все очень просто. Не пускай эту ведьму в дом. Насыпь соли у порога, как в модных сериалах для защиты от нечисти. Спокойной ночи!

Света права, и почему я дома тоже должна обслуживать кого-то? Муж недовольно ворчит, что он тоже может притащить свою чертежную доску домой, если я буду носить тонометр и фонендоскоп. И на что тогда будет похожа квартира? Дочь тоже права, к приходу мужа я стараюсь приготовить нормальный ужин. Дочь уже спит, ей свеженькое и вкусное не достанется. А муж закатит скандал, если на столе будет одна колбаса. Взрослый самец диктует нам условия жизни.

Я вздохнула и достала свои карточки. Надо сосредоточиться и быстро дописать то, что я собиралась. У меня только полчаса до прихода мужа с работы.

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Si consiglia di ordinare Levitra dosaggio per voi ad un prezzo ragionevole.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля