ГЛАВА 30. ОДА МЕДСЕСТРЕ

ГЛАВА 30. ОДА МЕДСЕСТРЕ

ГЛАВА 30. ОДА МЕДСЕСТРЕ

В один из осенних дней, когда дочка была еще в школе, в дверь раздался звонок. Ничего не подозревая, я пошла открывать дверь. И застыла на пороге. Передо мной стояла моя медсестра, с которой мы проработали вместе на участке почти десять лет. Я не видела ее с тех пор, как ушла из поликлиники.

Конечно, мы крепко обнялись. Она по старой привычке прошла на кухню, я заварила ей кофе, себе чай. Разговор начался так легко, как будто мы расстались только вчера. Лена не упрекала меня в том, что я ни разу ей не позвонила. Мой городской телефон не работал по сегодняшний день, мобильный я включила лишь месяц назад. В поликлинику я больше не заходила. Мне трудно было забыть ситуацию, из-за которой чуть не погибла дочь. Однако я очень рада была встрече с Леной. Я и сама не понимала, как мне ее не хватало. С медсестрой мне очень повезло сразу, как только я пришла в поликлинику. Я считалась достаточно опытным доктором, пройдя «скорую» и цеховую поликлинику. Лена попала к нам по распределению сразу с медучилища. Передо мной стояла скромная тихая девочка, и никто не знал, что через пару месяцев мне будут завидовать другие врачи, у которых было недопонимание или какие-то трения со своими медсестрами. Лена всегда была очень внимательна к больным, указания врача выполняла быстро и спокойно, никогда не оспаривала мои распоряжения и советы. Есть медсестры, которые перебивают врача и стремятся сами дать инструкции больному. У меня в цеховой поликлинике была зрелая медсестра, которая не давала мне рот открыть, когда пациент спрашивал «Что вы посоветуете, доктор?» Лена всегда отвечала: «вам ответит врач». Расторопная и сообразительная, она моментально ориентировалась при любой ситуации в поликлинике, умела дать отпор местным хамам без нецензурных выражений, быстро реорганизовать очередь, отсеять тех, кто пришел не по адресу, еще в коридоре. Наверное, кто-то считает, что все необходимые качества медсестры прилагаются к ее белому халату. Естественно, в жизни и работе бывают всякие нюансы. Но только участковый терапевт понимает, насколько слаженность в работе и взаимопонимание с медсестрой делают работу легче, комфортнее, рациональнее. Я не раз замечала, как ее умение найти нужное слово в мою поддержку предупреждало конфликт, когда на приеме сидел эмоционально нестабильный больной. Иногда она могла просто передернуть плечом, или сделать недовольную гримасу, и это останавливало очередного хама в моем кабинете.

Я не знаю, каким образом, благодаря особенностям характера, прирожденному чутью или еще каким-то своим качествам, однако Лена очень быстро стала пользоваться уважением и авторитетом среди больных на нашем участке. И даже самые капризные бабки ее очень ценили. У нас был случай, когда бабка позвонила главному врачу с жалобой на дежурную медсестру, и при этом сразу сказала: «К нашей участковой медсестре у меня претензий нет». Поскольку главный врач ее об этом не спрашивал, он был впечатлен таким резюме, и поручил своим замам очень тщательно разобраться в ситуации. Естественно, фраза, которая впечатлила главного врача, впечатлила и его замов, поэтому все отделение узнало об этом. Лену несколько раз опрашивало начальство, но никаких особенных секретов не узнало. А

моя коллега по отделению стала еще больше завидовать мне. У нее медсестры не задерживались на участке больше 3-х месяцев.

Я помню, как заведующая в первые дни моей работы приказала подать ей показатели за шесть месяцев. Я с трудом представляла себе, откуда я возьму все эти цифры. А самое главное, когда все это делать в разгар сезона простуд. Через день Лена принесла мне отчет. Оказывается, она взяла домой флюорокартотеку. Вместе с детьми и мужем они посчитали всех людей в соответствии с заданными категориями, обследованных за шесть месяцев. Затем она взяла журнал в процедурном кабинете и выписала всех больных, которые сделали прививки. Лена собрала все цифры, мне осталось только привести их в соответствие с требуемыми стандартами и подать отчет заведующей. Я была так рада, что крепко обняла ее на глазах у всех больных в коридоре.

Трудно перечислить все те ситуации, когда медсестра прикрывала мою спину, будь то излишнее любопытство начальства, или нездоровые аппетиты больных.

Моя медсестра знала обо мне такие вещи, о которых даже муж не догадывался.

Если бы у меня была родная сестра, то, пожалуй, такие же отношения по степени доверия, искренности и привязанности, могли быть только с ней.

Лена рассказала мне о последних новостях поликлиники. Кое-что я знала, о многом даже не догадывалась. Самая горячая новость заключалась в том, что ушел главный врач, причем очень неожиданно, до окончания контракта.

— Теперь вы вернетесь? Я жду! И больные вас ждут. Наш участок свободен.

Я засмеялась.

— В нашем отделении всегда два-три участка свободны!

Лена улыбнулась.

— Да, это так. Но, главное, что наш свободен, и я хочу своего доктора назад.

— А где молодая девочка, которая пришла на этот участок после меня?

— Уже ушла в декрет. И сказала, что не вернется в поликлинику после декрета.

— Даже не сомневаюсь. Но вряд ли я когда-нибудь смогу работать в своем кабинете. Даже не представляю, как я зайду на наш этаж. Меня до сих пор колбасит, когда я просто вижу поликлинику.

Лена вздохнула. Разговор перешел на детей, как они быстро взрослеют, и мне стало легче. При упоминании о поликлинике ком подступил к горлу, застучало сердце, начала болеть голова, как это бывало раньше. Нет, не скоро я зайду в это здание даже по своим насущным делам. Хорошо, что здание женской консультации находится отдельно, и у меня не возникает никаких эмоций при его посещении.

Дочь пришла со школы, когда мы с Леной смотрели наши фотографии с работы. Как давно это было! Мы обе хлюпали носами, утирали слезы, которые невольно наворачивались на глаза. Дочь тихо закрыла дверь, не сказав ни слова. Несмотря на то, что некоторые считают, что женские слезы, как вода, легко нам обходятся, однако я не плакала очень давно. А теперь, просматривая эти фотографии, где мы в отделении вместе пили чай, поздравляли наших ветеранов или участвовали в шутливых конкурсах, мы обе понимали, что уходит в прошлое целая эпоха нашей жизни, большой пласт, который никогда не вернется. Это было прощание, а прощаться всегда грустно.

1

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля