ГЛАВА 15. КОМПЬЮТЕРЩИК ИЗ ПРОШЛОГО

ГЛАВА 15. КОМПЬЮТЕРЩИК ИЗ ПРОШЛОГО

ГЛАВА 15. КОМПЬЮТЕРЩИК ИЗ ПРОШЛОГО

Знаете ли вы походку участкового терапевта? В любой толпе с любого расстояния я могу определить, идет ли это обычный человек, или бежит мой собрат по цеху. Удобная дешевая обувь (через полгода придется выкидывать, так быстро она изнашивается), сумка с тонометром и фонендоскопом, сосредоточенный взгляд, губы шепчут адрес текущего визита. В уме прокручивается ситуация с предыдущим пациентом. Вот такой походкой я зашла в поликлинику и шла по коридору.

— Лена! Брелова! Неужели это ты?

Я обернулась на знакомый мужской голос.

— Игорь? Ты что здесь делаешь?

— Мы не виделись десять лет, и все, что тебя интересует, это что я здесь делаю?

В коридоре стоял Игорь, парень, с которым я виделась последний раз в рабочем общежитии небольшого областного города. Куда он был поселен, как молодой специалист, инженер на заводе.

— Я просто не ожидала тебя здесь увидеть. Так что ты делаешь в нашей поликлинике?

— Что может делать компьютерщик в поликлинике? Если у него нет простуды. Конечно, я провожу диагностику жесткого диска, оперативной памяти, переустанавливаю операционную систему.

— К нам обращаются компьютерщики не только с простудой. Есть еще ИПП.

Игорь подошел ближе. Он держался очень уверенно.

— Это что, черный медицинский юмор? Легко смеяться, когда можешь сам себя вылечить.

Такое преимущество моей профессии раньше не приходило мне в голову. Мне стало весело, и я улыбнулась. Я стояла вполоборота к нему, потому что через пять минут начинался прием, и мне надо было бежать в свой кабинет. Игорь взял меня за плечи и мягко, но властно развернул к себе.

— А ты совсем не изменилась. Все так же красива.

Я сначала подумала, что это сарказм. Или черный юмор компьютерщика. В таких сапогах! С такой прической! То есть совсем без прически. Но, взглянув ему в лицо, поняла, что он говорит искренне. У участкового терапевта, который отработал больше пяти лет, внутри сидит детектор лжи. Мы видим филонщиков насквозь. Каждый понедельник через нас проходят десятки таких.

Игорь сильно изменился. Он значительно повзрослел, немного располнел. И стал более интересным внешне. Хотя и раньше он был достаточно привлекательным парнем. Игорь был младше меня на четыре года, и именно это обстоятельство стало решающим когда-то. Но Игорь об этом не знал.

— Может, выпьем чашечку кофе вечером? Поговорим о прошлом?

— Сейчас? У меня скоро начинается прием больных, я работаю во вторую смену.

И потом, я не могу. Я замужем.

— Я не собираюсь тебя совращать. Просто предлагаю чашечку кофе. Разве нам не о чем поболтать?

— Хорошо. Давай завтра вечером.

— Ну, ладно. В котором часу?

— Давай в семь.

— О кей. До встречи. Я за тобой заеду.

— Только не домой. Заезжай в поликлинику.

Игорь кивнул, развернулся и ушел. А я побежала на прием.

Весь этот нудный день прошел под приятной эмоциональной подсветкой от нашей встречи. Вязкие больные, местные вампиры не задевали меня. Не хотелось себе самой признаваться, но встреча с Игорем растревожила мою память, и эти воспоминания согревали меня весь остаток дня. Когда я пришла домой, муж был на работе. Я быстро отправила дочку спать. Утром надо было подниматься рано, на работу мне выходить в первую смену. Но я не могла заснуть. Вдруг опять очень захотелось курить. Но я не покупала сигареты, чтобы не вернуться к этой привычке. И я позвонила соседке, которая жила напротив. Мы обычно не общались, только здоровались при встречах на лестничной площадке. Иногда она выходила из дома с сигаретой, курила на лестничной площадке. Соседка не спала, и с удивлением дала мне три сигареты. Хотя я попросила одну. Я не курила больше семи лет. С тех пор, как забеременела. И вот опять вернулась эта потребность. Я села на кухне, сварила себе кофе, развернула шоколадку и затянулась. Запах, вкус, ощущения прошлого были в голове, в воздухе кухни и на моем языке. Эмоции волнами проходили по телу. Сигареты и воспоминания вернули былую бодрость, энтузиазм и уверенность молодости. Я курила одну сигарету за другой и улыбалась. Когда кончились сигареты, я открыла холодильник. Хотелось вина, но в холодильнике ничего не было. Тогда я достала коньяк из бара. Выпила одну рюмку, и пошла в кровать. Но заснуть не смогла опять. Я просто уютно завернулась в одеяло, мысли плавно текли, память перебирала приятные картинки прошлого. Мы встречались с Игорем почти полгода, после чего я навсегда уехала из города, который был первым самостоятельным местом моей жизни и работы. Но мой отъезд только косвенно был связан с Игорем.

Когда тебе уже двадцать пять лет, а парню всего двадцать один, он кажется незрелым глупым подростком. Тем более, что Игорь был застенчивым деревенским пареньком. Из хорошей семьи, но рос без отца. Недостаток мужского влияния, отсутствие мужского примера чувствовались во многих его словах, поступках, порой даже в жестах. Мы с Игорем впервые встретились у подъезда общежития, когда я вернулась из отпуска с огромным старым чемоданом без колесиков. Игорь предложил свою помощь, и легко занес чемодан в мою комнату. Я обязана была пригласить его на кофе, и он не отказался. Мы разговорились. Он сказал, что хорошо разбирается в электронике, и я могу к нему обращаться в любое время дня и ночи. Я очень обрадовалась. Я, конечно, не была полным дикарем, но никто не будет спорить, что девушка — доктор не так хорошо общается с техникой, как парень — инженер. А про любое время дня и ночи он сказал не для красного словца. Через два дня мне понадобилась его помощь. Время было позднее, после одиннадцати вечера. Я вернулась из театра, а мой радио — будильник молчал. Я его покрутила, но оживить не смогла. Надо было срочно решать проблему, потому что встать утром без будильника для меня было сложно. И я вспомнила про Игоря. Однако стучаться ночью в чужую дверь было не в моих правилах. Что делать? Я решила подойти к его комнате. Решила: если будет гореть свет, я постучу. В комнате не только горел свет, но и слышался разговор. Я постучала. Дверь открыл Игорь. В комнате было еще трое ребят, видимо, все выпускники одного вуза. Они сидели за столом, и что-то паяли. Игорь с энтузиазмом начал мне объяснять, что они делают и что уже сделали. Ребята с гордостью продемонстрировали мне все это. Одна кнопка в комнате включала свет, другая музыку, третья — светомузыку. Какая-то лампа реагировала и на взмах руки. Тогда датчики движения были в новинку, и они, конечно, произвели на меня сильное впечатление. Оказалось, что после работы мальчишки полночи сидели и что-то чертили и изобретали, потом воплощали в жизнь свои идеи. Детали они брали из старых магнитофонов, радио, телевизоров, которые в

разобранном виде валялись на стульях и на полу. Гордостью Игоря был дорогой хороший фотоаппарат, который его мама подарила ко дню вручения диплома. Он снимал все, что видел, все, что ему нравилось. Впоследствии у меня было много-много снимков этого периода моей жизни. В десять раз больше, чем за предыдущие десять лет.

Я хорошо помню, как именно мы начали встречаться. Это практически была моя инициатива. Я в свободное от работы время ходила на курсы молодых журналистов, нам давали самостоятельные задания, и мы иногда пользовались некоторыми привилегиями. Мне была заказана статья про местный театр, в связи с чем мне вручили два пригласительных билета на премьеру спектакля А.Островского. Люда категорически отказалась идти на этот спектакль, а мне нужно было после просмотра сдать мою работу. Одной идти не хотелось, и я позвала Игоря. Он собрался в две секунды, а потом еще полчаса ждал меня. Игорь не был ни знатоком, ни любителем классической русской драматургии. Однако он с интересом посмотрел со мной Островского, и даже сделал пару нестандартных замечаний по ходу спектакля. Честно говоря, его присутствие значительно оживило это мероприятие. Мы с ним провели интересный вечер и сошлись на мнении, что местные актеры играют лучше, чем столичные в одноименной экранизации.

После этого Игорь стал приходить ко мне в комнату под любым предлогом. У Люды появился парень, и мы виделись с Людой гораздо реже, чем раньше. Девушки, имеющие серьезные виды на парня, никогда не приглашают незамужних подруг, это аксиома. Поэтому я не обижалась на то, что Люда перестала со мной общаться. И я таскала Игоря на все мероприятия, которые посещала сама.

Несмотря на развал страны и на то, что прекратили свою работу многие общественные организации, в городе продолжал активную деятельность клуб творческой интеллигенции. Нам с Игорем быстро надоела «чернуха», которая вызывала ажиотаж у людей, требовавших «правду-матку».

Зато исторические факты, которые замалчивались или искажались при советском строе, и о которых взахлеб рассказывали славянофилы, приглашенные на встречу, вызывали удивление, восторг, чувство гордости за свою нацию.

Мне с Игорем было легко и комфортно, почти как с Людой. Я настолько привыкла к его постоянному присутствию, чувствовала себя настолько свободно и безопасно, что могла при нем переодеться. Однако я тщательно избегала любых моментов, которые могли бы привести к близости. Я была уверенна в себе, и твердо знала, что могу мгновенно пресечь любую его атаку. Повторюсь, Игорь был очень скромным и застенчивым парнем.

Когда сегодня я закурила на кухне, и все наши прошлые встречи вереницей прошли перед глазами, я впервые задумалась, почему все так сложилось. Может, надо было вести себя иначе? Почему наши отношения ни к чему не привели? И почему я упрямо избегала близости с этим парнем? Дело не в принципах, не в подсчете, на каком свидании насколько можно что-то позволить мужчине и как сильно обнажить себя. У меня бывали встречи, которые в тот же день заканчивались сексом, и потом мы легко и просто расставались навсегда. Сегодня я не помню даже имен этих ребят. Но в отношениях с Игорем я тщательно избегала не только секса, но и малейшей надежды на него. У парня были гипертрофированы семейные ценности, он с трепетом относился к своей маме, поэтому любое неосторожное движение с моей стороны могло привести к серьезным последствиям. Насколько я чувствовала тогда, других отношений он не искал. Мне нравилось иметь интересного собеседника, спутника в походах на концерты, в театр и кино. Мне нравилось иметь бескорыстного соседа, готового прийти на помощь в любую минуту со своей мужской силой, техническим оснащением и изобретательным умом. Но я никак не была готова выйти за него замуж и нянчить его детей в общежитии маленького провинциального города.

Один вечер чуть не стал переломным. Я пришла после обеда очень усталая. Была рабочая суббота, пришлось целую смену вкалывать в поликлинике за день к отпуску. Шестидневная рабочая неделя выбила меня из колеи. У меня было еще суточное дежурство на «скорой» в субботу, я предупредила, что смогу выйти на работу только после трех вечера. Ночь прошла не очень напряженно, но бег с одной работы на другую меня сильно утомил. Утром в воскресенье после двойной нагрузки настроение было паршивое, и я купила по дороге домой бутылку вина. В постель завалилась почти не раздеваясь. Злая и усталая, я проснулась в воскресенье вечером. Болела голова. Хотелось дружеского общения. До Люды я не дозвонилась, поэтому пригласила Игоря. Стол был накрыт по девичьим приоритетам. Игорь не ожидал красивого праздничного стола, и остановился у порога.

— Заходи, садись, я угощаю!

— А повод?

— Воскресенье, время философских споров, раздумий о перспективах и дальнейшем пути.

— Что это значит?

— Через два месяца у меня заканчивается обязательная отработка. Я думаю, куда двинутся дальше.

— А не вариант остаться здесь?

— Не вижу никаких перспектив.

Игорь впервые отреагировал отрицательно на мою речь. Я заметила, что он изменился в лице, погрустнел, задумался. Мы пили молча, каждый думал о своем. Однако после второго бокала, выкурив добрых полпачки вдвоем, мы вновь разговорились. Оживление в нашем разговоре всегда вызывала фантастика. Космические приключения астронавта Горбовского приводили нас обоих в состояние нирваны. Мы могли говорить о нем часами. За окном стало темнеть, но я не включала свет, — не хотелось разрушать волшебство космических флюидов. Игорь сидел довольно близко от меня. Бархатное очарование ночи мягко обволакивало нас.

— А хочешь, я тебе покажу, что от нашего тела тоже исходят волны, и их можно почувствовать? – неожиданно для самой себя спросила я.

— Конечно! – Игорь согласился с тем выражением, с которым ребенок хочет посмотреть на новую игрушку.

— Отвернись! – приказала я. И поднесла руку к его затылку очень медленно. Волосы на его голове чуть приподнялись, кожа на затылке покрылась мелкими пупырышками. Он задышал часто-часто. Я испугалась, и отдернула свою руку. Мы молча допили вино и разошлись.

Но вернемся ко времени сегодняшнему. Я быстро закончила визиты, дочку пристроила подруге, предупредила, что буду поздно. Муж, как всегда, был на халтуре. Запыхавшаяся, взмыленная, я прибежала к семи вечера на место встречи. Игорь вышел из машины. Я быстро села. По дороге мы молчали. Я раздумывала о том, стоило ли на последнем визите выдавать справку на пятницу и субботу студенту колледжа. Игорь вывел меня из раздумий:

— Лена, мы приехали!

Вместо кафе Игорь привез меня в дорогой ресторан. Было уютно, красиво, играл камерный оркестр. В полутьме можно было спокойно разговаривать, или молча наслаждаться классической музыкой.

Игорь обнял меня за талию, когда усаживал за стол, прошептал в ухо:

— Боже мой, как ты красива!

Тело мое задрожало. Я не ожидала от себя такой реакции. Я думала, что в моем возрасте в тридцать девять лет такого уже не бывает. Я не могла вспомнить, когда я так реагировала на прикосновения мужа. Я была сбита с толку, растеряна. В моем теле от прикосновения Игоря искрились эндорфины. По всем моим кожным рецепторам, как поверхностным, так и глубоким, пробегали искры удовольствия, и мое тело требовало, чтобы эти ощущения повторились, и были дольше и сильнее.

Мы сделали заказ. Игорь пил сок, потому что был за рулем. А я решила расслабиться. Закончилась тяжелая неделя, хотелось полностью забыть и свою работу, и свои проблемы. Игорь взял меню, и, глядя мне в глаза, называл блюда, которые я закажу. Он точно назвал все, кроме напитка. Я заказала красное полусладкое вино, а не белое полусухое.

Игорь внимательно посмотрел на меня, и спросил прямо:

— Если девушка так резко меняет свои предпочтения, что это значит?

Я рассмеялась:

— Не бойся, я не стала вампиршей. Это значит, что прошло много лет. И я стала мамой. После рождения ребенка некоторые вкусы меняются.

Он улыбнулся, и стал прежним. Как будто снял щит. Я вновь почувствовала, что нравлюсь ему, и позволила окутать себя этими сладкими золотистыми волнами мужского обожания.

Время замерло. Я смаковала дорогое красное вино, беззаботная обстановка в дорогом ресторане поднимала настроение, и у меня было такое чувство, что я скинула десять лет. Игорь несколько минут молча рассматривал меня. Я всегда чувствовала себя беззаботно и комфортно в компании Игоря, и его беззастенчивый осмотр только развлекал меня. Я опять вспомнила того неуклюжего подростка, с которым гуляла по парку много лет назад. Но я расслабилась слишком рано.

Игорь хорошо знал мои пристрастия, и спросил, что новенького я читаю и смотрю. Он помнил о моей любви к фантастике и космосу. Все технари, как правило, тоже любят эту тему, и разговор лился свободно и легко. Мы перебрали современные новинки фантастики, отметили, что нынешние спецэффекты значительно круче прошлых, но сюжет часто не дотягивает до классических шедевров, которым уже больше двадцати лет. Мы оба пришли к выводу, что в новых фэнтези сворачивается пространство, а в старых – душа. Не так давно я открыла для себя «Вавилон -5». Оказалось, что Игорь смотрел этот сериал больше десяти раз. «Вавилон -5» намного сложнее, чем другие фэнтези на темы космоса. Характеры героев более глубокие, имеют психологическое развитие. Сюжетные линии логичны и последовательны. Весь сериал построен, как роман, а не как отдельные истории, объединенные общими героями. Мотивы инопланетян в некоторых сюжетных линиях раздражающе напоминают алчность, корыстолюбие и коррупцию землян. Древние загадки завораживают. Захадум, Варлон… «Минбарцы никогда не говорят всей правды»… древние миры, исчезнувшие цивилизации… Мы оба с восторгом обсуждали достоинства сериала, его судьбу. Я впервые услышала о коротком спин-оффе «Крестовый поход». Игорь очень много знал о подводных камнях, с которыми столкнулся Майкл Стражинский. Я слушала его, как школьница. Игорь цитировал фразы из «Вавилона 5» настолько к месту, что я невольно вспомнила вечера, проведенные с Юрой. Вместе с этим воспоминанием четко пришло осознание того, что прошлого не вернуть. Настроение резко испортилось. Игорь заметил это, и с тревогой спросил:

— В чем дело?

— Не знаю. Мне последнее время кажется, что мой переезд сюда и моя работа в поликлинике – ошибка. Может, надо было оставаться на прежнем месте, в маленьком провинциальном городе?

Игорь процитировал:

— «Вселенная подбирает нам место для духовного роста. Где бы ни были, мы в нужном месте и в нужное время». Вавилон -5, второй сезон, четвертая серия.

— Хорошо сказано. Эта фраза одновременно успокаивает, и дает силы продолжать жить и сражаться.

Я опять повеселела. Игорь наполнил мой бокал, и я с удовольствием стала продолжать смаковать вино. Красная рыба и немецкий сыр с плесенью прекрасно дополняли этот праздник.

— Ты не представляешь себе, как мне этого не хватало! – сказала я в порыве откровения.

— Чего? Вина и сыра с плесенью? – Игорь прекрасно понял, что я имела в виду, но ему хотелось услышать комплемент в свой адрес.

— Напрашиваешься на благодарность? И ты ее заслужил. Разговора об интересных вещах в хорошей компании. Этакие космические дилеммы с привкусом логики, философии, фантазии и науки. Чтобы память напрягалась, извилины в мозгу скрипели. Чтобы абстрактные понятия переплетались с человеческими.

Это прозвучало настолько пессимистично, что Игорь погладил меня по руке. И сказал нежно и искренне:

— Тебя так сильно прижали бытовые проблемы? В чем дело?

— Не знаю. Честно. Скажи какую-нибудь подходящую цитату из фантастики. Или такой нет?

— Есть. «Техномаги знают, как вновь обрести мечты, стертые бытом». Вавилон – 5, второй сезон, третья серия. Но я этого не знаю.

— Ты все время цитируешь второй сезон. Это твой любимый?

— Нет. Мой любимый сезон – четвертый. Но сегодня почему-то все ситуации больше подходят ко второму.

— Обязательно пересмотрю весь сериал.

Вечер пролетел, как один миг.

Ресторан закрывался. Мы неохотно встали и пошли к выходу.

По дороге Игорь спросил:

— Прочитал в комментах к одному сериалу, что по МРТ головного мозга нельзя увидеть признаков влюбленности. А в сериале очень убедительно описывалось, как видны определенные зоны мозга, их активность, их связь с чувствами. Как ты считаешь, кто прав?

— Вы, компьютерщики, очень преувеличиваете роль технологий. Как любите вы сами повторять, иногда все не так, как кажется. Невозможно определить влюбленность по активности мозга. Человек намного сложнее, чем ваш компьютер в состоянии это представить, — я ответила уверенным менторским голосом школьной учительницы. Мне опять показалось, что я разговариваю с подростком.

Мы вышли из ресторана, и пошли к его машине.

У Игоря в машине отсутствовало переднее сидение рядом с водителем, а заднее было застлано мягким красивым пледом. Я сразу обратила на это внимание, но ничего не сказала.

Обратно мы поехали по кольцевой дороге, и Игорь немного заблудился. Он свернул не в тот проезд, и мы заехали в парк. Спросить дорогу было не у кого в три часа ночи, и Игорь пересел ко мне, чтобы обсудить, куда дальше ехать. Во всяком случае, так он сказал, когда выходил из машины. Я подвинулась, чтобы он подсел ко мне, и тут он мягко, но властно, обнял меня за плечи, и поцеловал в шею. От неожиданности я не знала, что сказать. Но он не дал мне прийти в себя. Пока я была расслаблена, он завладел моими губами, одновременно быстро скинув юбку и все, что было ниже пояса. Игорь целовался просто виртуозно, его язык выделывал такие штуки, что я чуть не потеряла сознание. Одновременно его рука нежно и несмело гладила мои колени и бедра. Но это был только маневр опытного охотника. Через короткое время он быстро и властно показал, кто хозяин территории. Мое тело слушалось его беспрекословно. Звезды мерцали и гасли, вспыхивали кометы, распускали свои огненные хвосты и своими вспышками освещали звездное небо. Сначала меня ошеломила его внезапная атака, потом виртуозная техника. Я сдалась гораздо быстрее и легче, чем он ожидал, и я видела на его лице не только любовь, но и надежду. У меня не было сил что-то сказать, или даже выразить жестом. Игорь сжимал меня как ребенок, который наконец-то получил заветную игрушку. И при этом проявлял навыки опытного охотника. Сочетание, которое пульсировало непередаваемой энергетикой.

Я очнулась вся в поту. Игорь сидел рядом и смотрел на меня.

— Мне надо принять душ, — сказала я тихо. Ни о чем говорить не хотелось. Однако я чувствовала здоровое удовлетворение после хорошего секса. С небольшой долей вины перед мужем. Но очень-очень небольшой. Игорь улыбнулся, помог мне одеться, сел за руль. Я сидела сзади и по его спине видела, что он читает мои мысли, как открытую книгу. И улыбается. Говорить ни о чем не хотелось. Меня немного бесило, что парадом теперь командует он. И одновременно мне нравилось ему подчиняться.

Мы приехали в его квартиру. Я быстро приняла душ и вышла в комнату, завернувшись в его полотенце. Игорь взглянул на меня, и повторил свой маневр, который до этого проделал в машине. Однако теперь все было намного проще, потому что полотенце сразу упало, и ему не надо было проявлять чудеса ловкости, чтобы добраться до моего тела. Горел яркий свет, при котором я никогда не любила заниматься сексом. Но от выпитого вина голова кружилась, а техника прелюдий, активной атаки совершенно не оставляла энергии для протеста. И опять я видела звезды и хвостатые кометы. Игорь ясно дал мне понять, что мое тело ему представляется идеальным, и у меня пропало желание тушить свет. У Игоря был особый стиль в сексе. Это было сочетание робости и страсти, нежности и властности, граничащей с грубостью, но не достигающее ее, и оно очень возбуждало. Я поняла, что наши прошлые взаимоотношения трансформировались в какой-то интересный коктейль его способов флирта. А я попала в ловушку своих старых заблуждений.

Когда я опомнилась и взглянула на часы, было пять утра. Я быстро оделась и потребовала:

— Быстро вези меня домой!

Игорь молча оделся. Вообще, он говорил очень мало после ресторана. Мы не стали обмениваться словами типа «Это был прекрасный вечер». Игорь не стал спрашивать, увидимся ли мы еще раз. Он молча довез меня до подъезда, вышел из машины, молча смотрел, как я захожу в подъезд. В этот момент, я думаю, мы оба четко осознавали, что это окончательное прощание. Я подбежала к нему, молча поцеловала в щеку. Он все понял. Я забежала в подъезд, нажала кнопку лифта. Пока ехала домой, раздумывала, что скажу мужу. Потом меня охватила злость. Я вспомнила, что практически не видела мужа почти полгода. Последнее время он приезжал домой только для того, чтобы переодеться. Конечно, пару раз я сама сказала, что хочу немного отдохнуть от секса. Но это

было давно, в эпидемию гриппа, когда нагрузки на работе просто зашкаливали. В боевом настроении я поднялась в свою квартиру. Дочка спала, мужа дома не было. Я нырнула в постель и сразу же уснула.

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля