ГЛАВА 14. НЕЗАБЫВАЕМЫЕ КУРСЫ

ГЛАВА 14. НЕЗАБЫВАЕМЫЕ КУРСЫ

ГЛАВА 14. НЕЗАБЫВАЕМЫЕ КУРСЫ

В субботу после обеда в нашу квартиру позвонили. Я никого не ждала, мужа дома не было. Дочка сидела возле компьютера третий час, пользуясь моей ленью. Папа строго регламентирует ее сидение в этом кресле, и каждый час она делает перерыв.

Я пошла открывать дверь, ни о чем не подозревая. Полусонную улыбку быстро прогнала с моего лица буря под именем Ира, которая буквально ворвалась ко мне в квартиру с бутылкой шампанского и апельсинами. Дочка, услышав мои восклицания, с испугом выбежала в прихожую, но, увидев знакомое лицо, вернулась к своим мультикам. Ира всегда любила спонтанность и непредсказуемость, она никогда не планировала встречи, говорила, что все в нашем мире происходит так, как должно произойти. У нее было потрясающее чутье, и события в ее жизни на самом деле происходили удивительным и непостижимым образом. Я вспомнила, что сегодня мы с дочкой собирались прогуляться, но наши сборы затянулись и плавно отменились после двух порций пирожных. Дочка задержалась у компьютера, а я – на диване. Звезды сошлись, и Ира застала нас дома.

— Как дела? – Ира говорила и двигалась быстро и очень ловко, как кошка. Вернее, как пантера. Она накрыла на стол в мгновение ока. Сама достала лучшие тарелки и бокалы из моего буфета, нарезала сыр и колбасу из моего холодильника. Но это не выглядело наглым заимствованием. Это было обаятельной заботой. Нарезала апельсины и уложила их так аппетитно, что у меня слюнки потекли.

— Выпьем за наши незабываемые курсы!

Я рассмеялась. Села за стол, мы подняли бокалы с шампанским. Точно так же, как это было много лет назад. В другой жизни.

Мне было 25 лет, я проработала всего 2 года, когда меня послали на курсы в Минск. Это было удачным стечением обстоятельств. Кто-то из заслуженных старичков отказался, кто-то заболел, кто-то был в отпуске. Путевка пропадала, поэтому досталась мне.

Лифт не работал, я поднималась на третий этаж с чемоданами по лестнице общежития для курсантов. На лестнице я встретила своего однокурснику Лешку. Он спускался вниз со своей компанией.

— Привет, Ленка! А я здесь уже неделю. Скоро перейду ко второй базе.

— К какой?

— Знаешь, через две недели на курсах половина курсантов спит с другой половиной.

— Лешка, мы ждем! – позвали его друзья. Лешка побежал. Он, конечно, не предложил мне помощь, это ему и в голову не пришло. Я засмеялась. Лешка на курсе был чемпионом по отказам девчонок от свиданий. Неуклюжий наивный подросток, не повзрослевший даже к шестому курсу, он вызывал у нас снисходительную улыбку старшей сестры, которой надо отвязаться от назойливого братишки. На мой взгляд, за два прошедших года он не сильно изменился.

Меня поселили в двухместной комнате. Еще одно удивительное совпадение: комнату обычно придерживали для блатных, но завтра ожидалась проверка сверху, поэтому поступил приказ ее срочно заселить. Когда я, наконец, доползла со своими чемоданами в эту комнату, там меня встретила Ира. Она была небольшого роста, невзрачная девушка, но это был настоящий ураган энергии. Она встретила меня вопросом:

— Ты кто?

Я замялась, потом сообразила, в чем суть вопроса.

— Терапевт.

— О кей. Я инфекционист.

Дальше вопросы просто посыпались.

— Шампанское пьешь? На цитрусовые аллергии нет? На шоколад?

Отвечать я не успевала, просто кивала головой в знак «да» или качала головой вместо «нет».

— Выпьем за знакомство и за возвращение студенческой поры!

Она быстро открыла шампанское, нарезала дольками апельсины и кинула их в стаканы с шампанским, достала шоколадные конфеты. Мы чокнулись. Ирина закончила тот же ВУЗ на два года раньше меня. Мы вспомнили всех наших преподавателей, анатомичку, незабываемую «паточку», красивых лихих хирургов, и много-много всего. Вечер воспоминаний закончился под утро. Утром я пришла на свою кафедру в БелМАПО, заполнила документы. Начались занятия. И я в первый же день поняла, что имела в виду Ирина под возвращением студенческой поры. Я снова почувствовала себя беззаботной студенткой. Как же это было весело! Единственная ответственность – записывать в тетрадь лекции профессора. Никаких сомнений, никаких сложностей – из симптомов вытекает диагноз, из диагноза – лечение. Все очень просто, как арифметическая задачка из младшей школы. На курсах я поняла, какое это наслаждение – учеба вместо работы. Когда за диагноз и лечение отвечает педагог. Я не пропускала ни одного занятия, хотя некоторые старички позволяли себе иногда прогуливать лекции. Мы разбирали сложные случаи, участвовали в профессорских обходах, и я завидовала местным врачам черной завистью. Иметь постоянно опытного специалиста за спиной, — большое преимущество.

После лекций и библиотеки оставалось немного времени. Вечера были бы тоскливыми, если бы Ира не открыла в бывшем красном уголке теннисный стол. Мы с Ирой купили ракетки и шарики, убрали пыль и паутину. Возможно, кто-то из курсантов вырвался в большой город для того, чтобы иметь возможность походов по злачным местам. Конечно, мы пару раз сходили в бар. Цены кусались, пьяные парни нас не впечатлили. Обстановка в столичном баре ничем не отличалась от нашего бара, только цены были раза в два выше. Мы проскучали два вечера, и решили больше туда не ходить. Ира была не замужем, на выходные оставалась в общаге, как и я. Мы очень весело проводили время: днем ходили по городу и по музеям, три раза довольно удачно попали в музкомедию и в оперу, потом посетили драмтеатр. Молодые актеры представляли водевиль, зрелище было выполнено на высоком уровне, и мы с Ирой просмеялись все полтора часа. Ира мгновенно ориентировалась в любой ситуации, могла за полминуты найти лишний билетик в огромной толпе и выбрать лучшие места. Она также остро чувствовала малейшую фальшь в разговоре с любым человеком, ее суждения были невероятно точны и прогнозы сбывались. Мы понравились друг другу с первого взгляда, и наша встреча превратилась в прочную дружбу.

Еще одна встреча превратила эти курсы в незабываемый отрывок моей прошлой жизни. Это встреча с Луи. Так на нашем этаже ребята называли мужчину около сорока лет. Первый раз я его увидела, когда он пришел на наш «теннисный корт» (т.е. старенький стол для тенниса). Мы играли парами, я с Ирой против двоих ребят, одним из которых был Леша. Леша так и не перешел ко второй базе, о чем откровенно сообщил мне, наверное, надеясь на взаимность. Однако я сделала вид, что ничего не поняла. У Леши был толковый союзник, Сергей, врач – рентгенолог, но Леша полностью провалил игру. После очередного гейма Сергей его прогнал и позвал:

— Луи, становись со мной.

Из небольшой толпы зрителей вышел невысокий коренастый мужчина, с умным приятным лицом, карими глазами. Играл он быстро и уверенно, мы с Ирой впервые продули партию. Пришлось уступать стол другой паре.

— Мы обязательно должны отыграться. Встретимся завтра!

На том и договорились.

Луи мне очень понравился. Несмотря на то, что он был значительно старше нас, причем из врачебной элиты (кардиолог), он не выпендривался перед нами.

На следующее утро я встретила его на общей кухне.

— Здравствуйте, Луи. Вечером встретимся за теннисным столом?

— Доброе утро, Лена. А почему вы называете меня Луи?

— Я думала, что Луи – это ваше имя… — я так растерялась, что не могла выдавить даже слова извинения.

Мужчина спокойно, с большим достоинством ответил:

— Нет. Меня зовут Михаил. Просто я рассказал ребятам анекдот, после которого ко мне приклеилось это прозвище. Впрочем, может, этому способствовало еще некоторое количество пива.

— А что за анекдот? – я спросила просто для того, чтобы сменить тему разговора и скрыть свою неловкость.

— Боюсь, он чересчур нескромный и оскорбит ваши уши, миледи. Но меня вы можете называть Луи, из ваших уст это звучит приятно.

И я так и называла его. Михаил – Луи только со мной разговаривал витиевато, как рыцарь из средневековья. Мне очень нравилось, что он обращается со мной, как с дамой из высшего света. Со всеми другими он разговаривал простым русским языком, с ребятами использовал и привычную в мужской среде лексику, в том числе выражения, с которыми не принято обращаться к маме.

Прошло две недели, я встречала Луи повсюду, поскольку у нас были общие лекции, и мы жили в одном общежитии. Я чувствовала его глубокую симпатию ко мне. Он возникал ниоткуда, когда надо было донести тяжелую сумку с продуктами, или оказывался рядом, когда нужно было уточнить расписание лекций. Однажды я пришла в библиотеку, чтобы уточнить, есть ли книга, необходимая мне для доклада. Оказалось, что книга обычно постоянно на руках, но полчаса назад ее сдали. Я очень обрадовалась такой удаче. Однако я не взяла ни паспорт, ни читательский билет. Просто забыла, как бывало в детстве. Я пыталась уговорить библиотекаршу оставить мне книгу на некоторое время, но она категорически отказывалась это делать без документов. И тут я услышала сзади знакомый мужской голос:

— Нужна помощь?

Это был Луи. Он записал книгу на себя, затем молча вручил мне ее.

Но он никогда не делал никаких попыток ухаживать за мной, не делал мне комплиментов, не приглашал на свидания или в кафе, и это сбивало меня с толка. Я начала сомневаться в себе, в своей внешности, в своей интуиции. В моей жизни были ситуации, когда мужчины его возраста чрезвычайно активно навязывали свое общество, и я привыкла считать это нормой поведения мужчин старше сорока. Тем более, что он не скрывал свой недавний развод.

В один из дней я набралась смелости и спросила:

— А как вы считаете, могут ли наши отношения развиваться как-то по-другому?

Луи улыбнулся и покачал головой:

-Я, конечно, мог бы попытаться очаровать вас, но боюсь, что моя лень не осилит ваш темперамент, миледи. К тому же, мы все врачи, и знаем, что 15 лет – это существенный физиологический барьер.

Я была польщена и разочарована одновременно. Но наш разговор имел и другие последствия. Свидетелем его стал Эдмунд, который сделал для себя определенные выводы. И я вскоре ощутила это на себе.

Эдмунд стал садиться рядом со мной на всех лекциях, что, конечно, всем бросалось в глаза. Он быстро расчистил пространство для себя от тех, кто пытался флиртовать со мной и Ирой. Эдмунд встречал меня у дверей, брал мою сумку и нес до аудитории, буквально усаживая меня рядом. Был случай, когда мы уже стояли большой толпой у дверей аудитории, когда подошел профессор и сказал, что терапевтов он забирает на другую лекцию. Наши группы пошли в другое крыло, а я не могла уйти, потому что в это время Эдмунд громко спорил со своим соседом Володей, и не слышал о рекогносцировке. Я тянула свою сумку к себе, но Эдмунд ее не отдавал. Я не знала, что делать. Луи громко и властно на весь коридор сказал:

— Эдмунд, отпустите девушку, у них лекция в другой аудитории.

Естественно, половина толпы посмотрела в нашу сторону. Эдмунд выпустил мои вещи, и я убежала.

События развивались. Один раз мы сходили общей компанией на концерт, затем Эдмунд пригласил меня к себе в комнату на чай с тортом. Ире он сказал, что хотел бы остаться со мной наедине.

Я не знала, что в комнате никого, кроме нас двоих, не будет. Оказывается, остальные ребята ушли в кино. На столе стояло красное вино, бутерброды, небольшой торт. Эдмунд проследил, чтобы я выпила до капли все, что он наливал. Тем не менее, собеседник он был интересный, мне было довольно весело. Но, как только я доела торт, произошло событие, которого я никак не ожидала. Вспоминая об этом позже, я четко поняла, что наши представления о мыслительном процессе мужчин далеки от истины. Итак, я глазом моргнуть не успела, как Эдмунд атаковал меня. Это было слишком быстро, неожиданно, не комфортно. Было ощущение, что сверху уселся медведь. Мне было тесно, жарко, я не могла пошевелить ни руками, ни ногами, так он прижал меня к кровати.

— Отпусти!

Неожиданно для меня, Эдмунд повел себя более агрессивно, чем я ожидала, исходя из его интеллигентной внешности.

— Ты что, не понимала, для чего я тебя пригласил? Ты согласилась на встречу наедине, теперь раздевайся!

— Это произошло слишком быстро, — пролепетала я. Впервые я испугалась мужчину. Эдмунд даже не пытался ослабить свою железную хватку. Он сам попытался меня раздеть, но у него ничего не получилось. Я радовалась, что одела такое платье, которое плотно застегивалось на пуговицы, и его нельзя было снять быстрым движением руки.

— А если я закричу?

— Ты не станешь этого делать, ты ведь сама пришла сюда на глазах у соседей. Что ты скажешь людям?

К моему облегчению, в комнату постучали, сначала негромко, затем все громче и настойчивее, наконец, кто-то забарабанил в дверь кулаками.

— Эдмунд, открывай! – голос Володи прозвучал громко и грубо.

— Придурок! Я же просил всех подольше погулять после кино. И потом, на ручке двери висит галстук! Джентельменский знак! А как же мужская солидарность? – Эдмунд был очень раздосадован.

Я вздохнула с облегчением. Наконец-то он слез с меня. По виду не скажешь, не очень высокий и не плотный парень. А зажал меня в стальные клещи. Я-то считала, что я достаточно увертливая, и никогда не опасалась мужского насилия. Я пригладила волосы. Эдмунд включил свет и открыл дверь. Володя быстро зашел в комнату, огляделся, внимательно посмотрел на меня, на Эдмунда, и сразу определил каким-то своим мужским чутьем, что у Эдмунда секса не было. Широкая довольная улыбка поселилась на его лице. Он пытался ее стереть, но у него ничего не получалось. Так он и ходил почти неделю. Зато я стала опасаться Эдмунда. Несмотря на его извинения и галантные ухаживания, я тщательно избегала ситуаций, при которых мы могли бы опять остаться наедине. Однако постепенно он вновь заслужил мое доверие, мы стали вместе гулять по вечерам, ели мороженое. На общих лекциях никто не смел садиться рядом со мной. Что и говорить, парень был очень настойчивым и целеустремленным. Про нас с Эдмундом в общежитии ходили сплетни, так как нас слишком часто видели вместе. Отголоски этих сплетен долетали до меня. Однако я знала правду, и мне этого было достаточно. Тацит сказал: «Пренебреги клеветой, и она зачахнет». Тем более, что правду знало еще не менее пяти человек: Ира, сам Эдмунд, и трое его соседей по комнате, которые каждую ночь видели, что он ложится спать один.

Курсы подходили к концу, мы готовились к зачетам, учили билеты. В последний вечер в нашу комнату пришел Эдмунд. Он принес редкий и дорогой для того времени ноутбук с записанным сериалом «Звездный путь». Фантастический сериал с космическими приключениями! Против такого зрелища я была полностью безоружна. Ира не возражала против ночного просмотра. Мы распили бутылку вина, и Ира пошла в свой угол. Мы с Эдмундом сели на мою кровать, чтобы смотреть сериал. Ира не любила фантастику. После просмотра первой серии Эдмунд поставил наш стол так, чтобы удобнее было смотреть лежа, причем ноутбук и стол заслоняли нас от Иры. Я не обратила внимания на эти маневры, потому что была полностью захвачена сериалом. «Звездный путь» я видела впервые. Эдмунд обнял меня за плечи, но я сначала даже не заметила этого. Постепенно Эдмунд опытными руками завладел моим телом. Мой слабый протест, готовый сорваться с губ, он погасил долгим и властным поцелуем. До этого я никогда не встречала опытного мужчину, и не знала, что могу потерять контроль над своим телом так быстро. Его руки ласкали меня уверенными ритмичными движениями, спускаясь ниже и ниже. Когда он, наконец, спустя полчаса, отпустил мои губы, я стала их кусать, чтобы не застонать. Голова кружилась, у меня было чувство, что я теряю сознание. Если бы Эдмунд теперь захотел секса, он бы получил все, что пожелал. И я собрала остатки своей воли. В комнате была Ира, и хотя мы лежали в темноте, и нас загораживал стол, сериал создавал определенный шум, но одно дело – обниматься при свидетелях, совсем другое – заниматься сексом. Перейти эту черту я пока не была готова. Остатки гордости также не позволяли мне самой предложить секс. Тем более, что завтра мы разъезжались по разным городам. Я не считала, что встретила свою судьбу, и отношения на расстоянии меня не устраивали. И я просто отдалась ласкам без секса, без рассуждений и мыслей о будущем. Его руки стали двигаться более настойчиво, уверенно и властно. Мое тело реагировало вне зависимости от моего сознания. Оно стало двигаться ритмично, одновременно стараясь вырваться из власти его рук, и при этом раскрываясь навстречу его опытным рукам. Я видела звездное небо и вспышки молний на нем. Кажется, я стонала и извивалась, но не помню этого. Временами он давал мне успокоиться и отдохнуть, но не отпускал меня полностью. Потом нежно

и легонько начинал ласки снова, пока не достигал полной власти над моим телом. Я не помню, как кончилась ночь, как ушел Эдмунд. Когда я проснулась, его уже не было. На столе была записка с номером телефона и словами: «до встречи».

Утром я не знала, как заговорить с Ирой и как попросить у нее прощения. К счастью, Ира не осуждала меня, поздоровалась довольно весело и дружелюбно. Я была счастлива, что этот эпизод не разрушил нашу дружбу. Мы успешно сдали свои экзамены, после чего нас отпустили довольно рано. Мы с Ирой вместе быстро собрались и поехали на вокзал на такси. Эдмунда я больше не видела. Так закончились мои курсы.

Перед отъездом Ира рассказала одну историю. Однажды она пошла в гости к своей приятельнице. Она уже подъезжала к месту встречи, и открыла сумочку, чтобы достать адрес приятельницы. И тут поняла, что забыла записку с адресом на столе в своей комнате. Наизусть она помнила только номер дома. Когда Ира подошла к многоэтажке, то, следуя своей интуиции, направилась ко второму подъезду. Как искать подругу, не зная номера квартиры? Звонить в домофон наугад и спрашивать, здесь ли живет такая девушка? В это время дверь подъезда открылась, и из нее вышла та самая подруга, к которой приехала Ира. Она забыла купить торт, и решила, что успеет сбегать в магазин до приезда гостей. В заключение своей истории Ира сказала: «В моей жизни случайностей не бывает. Поэтому я точно знаю, что наша с тобой встреча имеет для меня большое значение».

0

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля