ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. В ЧУЖОМ СЕДЛЕ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. В ЧУЖОМ СЕДЛЕ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. В ЧУЖОМ СЕДЛЕ

Во вторник утром я немного опоздала на прием. После тяжелого понедельника я легла поздно, утром еле встала в шесть. Зимой, в холод и темень тяжело рано вставать. Быстро собрала дочку в школу, кое-как привела себя в порядок. Когда бежала в свой кабинет, очень надеялась, что никто из начальства меня не заметит. Опоздания у нас наказывают достаточно жестко. Как правило, рублем. Однако, когда я нырнула в кабинет, на моем стуле за моим столом уже сидела начмед. Картина была до того неожиданная, что я чуть не поперхнулась.

— Я опоздала на семь минут, потому что… — фразу я не успела закончить. Начмед бодро и быстро сказала:

— Доброе утро, Елена Михайловна. У вашей заведующей ночью был приступ аппендицита, ее прооперировали. Временно, всего два дня вы будете исполнять обязанности зав. отделением. Потом выходит Инна Павловна со второй терапии, она будет решать вопросы и вашего отделения.

Начмед быстро вышла, оставив меня в замешательстве. В моем кабинете долго раздумывать никто не даст. В кабинет залетело сразу два человека, прием начался довольно агрессивно, но ожидаемо. Потом начались сюрпризы. В девять позвонила регистратура и спросила, когда я спущусь к ним, чтобы поделить визиты. Рабочий день участкового терапевта никак не рассчитан на дополнительные нагрузки. Пока я шла в регистратуру, у меня было время посмеяться над своей странной ситуацией. Лет десять назад мне очень хотелось быть заведующей отделением. Я считала, что наша заведующая просиживает время в своем комфортном просторном кабинете, и не решает тех вопросов, которые можно и нужно решать на ее уровне. На ее месте я бы… И в моей голове прокручивались сценки моего мудрого заведования. Но я не только фантазировала. Идея стать заведующей отделением во что бы то ни стало, настолько овладела всеми моими мыслями и эмоциями, что я в отпуске оплатила и прошла курсы на кафедре организации здравоохранения. Я с восторгом и упоением записывала каждое слово лекторов. Сложные математические расчеты по медицинской статистике я выполняла быстрее всех. В конце занятий те из нас, кто пожелал, прошли тест на готовность стать руководителем предприятия. Мой результат гласил: «Вы способны принимать решения самостоятельно и за них отвечать. Вы можете быть успешным руководителем предприятия среднего размера». Не у всех курсантов выпадал ответ такого рода. Даже у тех, кто уже занимал определенные посты. Я была очень горда своими успехами, и мне казалось, что завтра мне уже предложат желанное кресло. К счастью, после рождения дочери это прошло. А после последних трех лет работы в поликлинике я четко и окончательно поняла, что мне хватает забот и обязанностей на своем уровне, и брать на себя еще дополнительный груз у меня нет желания. И вот теперь эта неожиданное стечение обстоятельств. Без права выбора. Интересно, во что это выльется? Может, я рано поставила крест на своей карьере? На этой мысли я пришла в регистратуру.

— Елена Михайловна, ваша совместитель забрала визиты своего участка, Людмила Петровна (наш новый молодой специалист) забрала свои визиты. Курапова на курсах, выйдет только завтра. Осталось поделить четыре участка. Как будете делить?

Впервые мне пришло в голову, что выполнять визиты – это не самое сложное. Гораздо сложнее организовать работу так, чтобы визиты были выполнены теми ресурсами, которые имеются в наличии. Сегодня это два с половиной доктора на шесть участков. Что делать? Если я возьму на себя визиты оставшихся четырех участков, то к вечеру вытяну ноги. До завтра я просто не доживу. Три участка я еще осилю. Надо быстро сплавить оставшиеся шесть визитов. И я побежала к Людмиле Петровне. Благо, ее кабинет был в другом конце коридора. Мои больные не видели, что я во время своего приема захожу в другой кабинет. Почему-то это их очень бесит. Но вопрос с визитами надо было решать очень быстро. Мне надо было точно знать, возьмет ли наш молодой специалист, которая обладала, мягко говоря, не совсем покладистым характером, хотя бы еще пару визитов. Остальные можно скинуть дежурному врачу до одиннадцати часов. Позже придется топать самой на все визиты, потому что дежурный врач берет фиксированное число

визитов. Вряд ли кто-то умеет ходить быстрее участкового терапевта. Но тут я ускорила свой самый быстрый темп. Минуты не прошло, как я уже входила в кабинет Людмилы Петровны.

— Людмила Петровна, сегодня визиты делю я. Посмотрите, какие из этих визитов вам ближе. Вам надо взять еще три.

Молодая доктор спокойно подошла, и переписала себе в тетрадку три визита, которые были ближе всего к ее участку. Я боялась скандала, отказа. Быстрое и спокойное решение половины вопроса вдохновило меня. Наверное, умение разговаривать маминым менторским голосом может иногда возыметь эффект. Я прибежала в регистратуру, дописала три визита дежурному врачу. Поставила в известность начмеда, чтобы не иметь никаких проблем с дежурным доктором и не нарваться на скандал. Объяснила начмеду, что я и так взяла дополнительно оставшиеся два участка. К своему основному. Причем один из этих участков был в начале территории нашего отделения, а два других – в конце отделения. Общее количество визитов было только 23, все в многоэтажках, поэтому я предполагала не сильно задержаться на работе. Я вернулась в свой кабинет и закончила прием как раз минута в минуту по графику. Радуясь тому, что прием закончился вовремя, и у меня осталось достаточно времени на визиты, я начала снимать халат. Но тут дверь в кабинет распахнулась, и ко мне зашла внушительная дама в дорогих сапогах на шпильках. С порога она повышенным тоном провозгласила:

— Где заведующая? Ваша лаборатория дает неправильные результаты!

Я спокойно и внятно ответила:

— Это не моя лаборатория.

Дама не поняла мой ответ или не захотела его услышать.

— Ваша лаборатория дает неправильные результаты! Вы заведующая? Ваша лаборатория дает неправильные результаты!

— Я хорошо слышу. Присядьте. Я временно заменяю заведующую.

В нашем районе не принято говорить «Садитесь». В начале моей трудовой деятельности на этом месте мне громко и внятно разъяснил один пациент: «Спасибо, я свое уже отсидел. Теперь я предпочитаю услышать «присядьте».

С тех пор я по-другому не формулирую такое предложение. Дама села на стул и почти прокричала:

— Ваша лаборатория дает неправильные результаты!

— Это не моя лаборатория.

— Ваша лаборатория дает неправильные результаты! Ваша поликлиника – самая плохая! Ваши сотрудники не хотят работать!

«Заело пластинку?» — так и тянуло ей ответить. Но я прикусила свой язык. То, что эмоции сдерживать вредно, я ощутила сразу. Двадцать три визита, которые ждали меня, начали давить на мой позвоночник. У меня усилилась пульсирующая головная боль, заболела шея. Мне стало трудно дышать. Захотелось закричать этой даме прямо в лицо, что она несет чушь. Я видела ее в первый раз в жизни, и очень надеялась, что в последний. И на каком основании она решила, что я не хочу работать? Но я снова сдержала себя. Решила, что стоит говорить только о лаборатории.

— Еще раз повторяю: это не моя, а государственная лаборатория. В ней государственное оборудование, которое тщательно проверяется в положенные сроки. Государственные пробирки, государственные реактивы, которые закупаются централизованно после одобрения государственных структур. Работают сотрудники, которые прошли специальное обучение и сдали соответствующие экзамены в государственных учреждениях. И, поверьте, никто из них в нашей поликлинике не устроился на работу по блату.

— В вашей лаборатории в анализе крови у меня был гемоглобин 120. А когда я сдала анализы платно, мой гемоглобин был 116.

— Вы можете сдавать анализы каждый месяц. Хотите, сдавайте бесплатно у нас. Хотите, сдавайте платно. Показатели зависят от вашего питания, от еды, съеденной накануне. От физической нагрузки. Я не могу заменить реактивы в лаборатории, сотрудников или оборудование. Если вам нравится сдавать анализы в платных лабораториях, вы можете это делать столько раз, сколько вы

считаете нужным. Вы можете обойти все платные лаборатории и сравнить их результаты между собой. А сейчас, извините, у меня много визитов.

С этими словами я решительно встала, и сняла халат. Дама словно прилипла к стулу, но я стала собираться на участок. Положила на ее глазах в сумку тонометр, фонендоскоп, папку с рецептами, взяла сумочку с неотложкой. Дама молча наблюдала за мной. Я сняла халат, повесила его в шкаф, надела пальто. Я потратила почти сорок минут на пустой разговор, скоро начнет темнеть, номера домов будут плохо видны, на чужих участках придется дольше ходить, пока найдешь нужный дом. Я готова была послать даму подальше прямым текстом. К счастью, она, наконец, встала и вышла из кабинета.

Я не помню, как сделала визиты. Конечно, я была на взводе, когда пришла домой. Дочка сказала, что она не понимает, как решать задачу. Папа был во вторую смену, помочь некому. У меня не было сил не только решать задачу, но и просто разговаривать с ней. Я кинула свои вещи в угол прихожей, повесила пальто на вешалку, а не на плечики. Быстро проговорила дочке:

— Можешь завтра остаться дома. В выходные тебе папа все объяснит. А теперь давай спать, доченька.

Я не обняла ее, как обычно делала, придя с работы. Она постояла в коридоре, потом пошла к себе. Молча. У меня не было сил объяснять, что я слишком переполнена отрицательной энергией, и не хочу, чтобы на нее попала даже самая маленькая частица негативного заряда.

Я приняла душ и мгновенно заснула, как только прилегла на мягкую постель. Утром меня разбудил мобильный телефон. Было девять утра. Звонила регистратура. Опять надо было делить визиты. Я ответила:

— Буду через десять минут.

Во вторую смену я обычно не прихожу с утра в поликлинику, а беру визиты по телефону после десяти утра. И только в эпидемию гриппа приходится начинать выполнять визиты с девяти или с восьми, потому что иначе их не успеешь сделать до приема. У меня один участок, подработку на визитах я не беру. Начинать трудовой день так рано, когда прием до восьми вечера, не привычно. Кое-как приведя себя в порядок, прибегаю в регистратуру. И только по дороге вспоминаю, что даже не посмотрела, дома ли дочка. Когда я убегала, муж мирно храпел в постели. Значит, он за дочкой присмотрит. Вот будет сюрприз, когда они встретятся у компьютера.

Сегодня вышла наша третья терапевт, Курапова Юлия, второй молодой специалист. Конечно, она делает визиты в два раза дольше меня, принимает больных тоже медленно. Но это еще одни плечи, которые держат наше отделение в небольшой шеренге. Я спокойно поделила визиты и собралась идти на два участка, когда зазвонил мой мобильный. Людмила Петровна шла на второй визит, возле подъезда поскользнулась и повредила ногу. Возможно, это просто растяжение, но перелом без снимка исключить нельзя. Она вызвала «скорую помощь». Я попросила ее позвонить после обследования, пожелала благоприятного исхода, и побежала назад в регистратуру. Не сделаны восемь визитов, и на прием она не явится. Если бы у меня была возможность выпустить пар хоть как-то!.. Или хотя бы съесть шоколадку! Или съесть мороженое, желательно, шоколадное в шоколаде… Но я не могла терять время. Надо было организовать выполнение визитов, а потом организовать вечерний прием – больные с шести участков придут по своим талонам с трех до восьми вечера. И еще почти столько же придет тех, кто на больничном. Я побежала к начмеду с журналами визитов. Мы смогли перекинуть дежурному врачу только четыре визита. У него получилось двадцать визитов, а впереди еще весь вечер. Остальные визиты я должна была обеспечить своим отделением. На завтра, поскольку ситуация не сильно изменится, начмед распорядилась поменять смену врачу инфекционисту, чтобы часть терапевтических больных нашего отделения шла к ней на прием. Но сегодняшний прием закрывать было некому. Только наше отделение сегодня работало во вторую смену. Я позвонила Кураповой, и сказала, что она снимается с приема, и будет выполнять все оставшиеся визиты нашего отделения. Кроме моего участка. Ей, бедной, досталось 29 визитов. И выполнять она их будет, топая по сугробам. Ни мне, ни ей не пришло в голову отказаться. Больные люди не виноваты, что в нашем отделении непредвиденная ситуация. Я побежала на свой участок, по

дороге размышляя, как мне одной организовать прием больных всего нашего отделения, то есть шести полноценных терапевтических участков.

Около одиннадцати позвонил муж и спросил, почему дочка дома. Я со злостью ответила:

— Чтобы пообщаться со своим папой! – и кинула трубку. Муж мне еще несколько раз звонил, но я скидывала его звонки. Отключить телефон я не могла, потому что мне могли позвонить с работы. Но общаться с ним у меня не хватало терпения. Да и не было времени.

К двум часам я уже подходила к своему кабинету. Наша смена начиналась в три. На всех наших кабинетах были развешены объявления, что прием будет осуществляться только в одном кабинете, и был указан номер моего. Народ с недовольными возгласами собирался у меня под дверью. К счастью, все медсестры уже пришли. Я дала распоряжение, чтобы медсестры сами обслужили своих хроников, которым не нужна была коррекция лечения. В свой кабинет я посадила вторую медсестру. Мы начали прием на час раньше. Я слушала больных, моя Лена выписывала больничные и рецепты, вторая медсестра заполняла дневники осмотра под мою диктовку. Очередь двигалась достаточно быстро. Наши любители жаловаться не заходили в кабинет, как они привыкли, без очереди, потому что с ними бы разобралась сама толпа. Недовольный ропот под дверями быстро стих. Народ оценил, что мы взяли на свои плечи чрезмерную нагрузку, и не отлыниваем от обязанностей, несмотря на экстремальную ситуацию. Не было никаких эксцессов и необоснованных претензий. Мы не заметили, как наступил конец приема. В восемь вечера под дверями стояло только три человека. Я пригласила очередного больного и усталым хриплым голосом сказала:

— Раздевайтесь до пояса, я вас послушаю.

Мужчина спокойно ответил:

— Доктор, я видел, сколько у вас было сегодня человек. Я сомневаюсь, что вы еще что-то в состоянии услышать. Закрывайте мне больничный.

Я невольно улыбнулась.

— Не переживайте, хрипы я услышу. В анализе крови еще не все хорошо, вам надо немного долечиться. Надеюсь, когда вы придете в следующий раз, врачей будет больше.

— Я тоже.

Когда я закрывала кабинет, мне не верилось, что сегодняшний день благополучно и спокойно закончился. Я пришла домой совершенно без сил.

Ко мне подошла дочка, пыталась что-то рассказать.

— Доченька, извини, я сегодня вообще не в состоянии разговаривать.

Я просто дошла до спальни, разделась и легла. Меня била мелкая дрожь. Голова кружилась, глаза закрывались, но заснуть я не могла. Через полчаса после неудачных попыток заснуть я пришла на кухню, достала коньяк, и выпила рюмку, потом еще одну. Закусила лимоном с сахаром, вернулась в спальню. Мне стало тепло, дрожь прошла. Я слышала, что компьютер включен, дочь играет в свои игры, несмотря на позднее время. Муж, конечно, на работе. Я удобно устроилась на кровати, и наконец, заснула. Одна мысль радовала меня: завтра выйдет заведующая, и мне больше не придется ничего решать за других. Только за себя одну! Я больше не буду заведующей терапевтическим отделением! С этой мыслью я заснула сладким глубоким сном.

0

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля