ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. БУДНИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. БУДНИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. БУДНИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Прием врача терапевта проходит быстро и легко, когда пациенты действительно приходят за медицинской помощью. Когда больной говорит: «Меня беспокоит такая-то проблема. Помогите, доктор. Или направьте к специалисту, который более компетентен, чтобы решить мою проблему». В понедельник у меня было на приеме 62 человека, но прием прошел спокойно, мы с медсестрой задержались всего на полчаса.

Однако вторник начался не типично. Заболела Лариса Петровна, и меня попросили выйти в ее смену. Выход в чужую смену и в чужое отделение и так доставляет дискомфорт. А тут еще в начале приема, когда я раздела женщину, чтобы ее послушать, в кабинет зашел молодой парень, и с порога заявил:

— Подпишите мне разрешение на прививку. Мне сказали, что я могу зайти без очереди.

Медсестра возмутилась.

— У нас в кабинете раздетая женщина. Немедленно выйдите!

— А мне все равно. Я спешу.

Бедная женщина схватила свою кофточку, чтобы прикрыться. Мы с медсестрой очень растерялись. В это время в кабинет зашел крепкого сложения мужчина, и сразу обратился к парню без лишних церемоний:

— А ну, пошел вон отсюда, молокосос.

— А ты кто? – парень тоже не отличался вежливостью.

— Я ее муж. Если сейчас не выйдешь, я тебе уши оборву, сопляк.

Не скажу, что мы с медсестрой получили удовольствие от таких разборок в своем кабинете, но, во всяком случае, я смогла спокойно осмотреть женщину.

Парень, может, и выматерился, но про себя, и тихо ушел, потому что по мужчине было видно, что он настроен решительно и может постоять за себя. Чего нельзя было сказать про меня и мою медсестру. Мы перед такими выпадами беззащитны. Инцидент закончился мирно, парень к нам больше не вернулся. Видимо, разрешение на прививку он получил в другом кабинете. У женщины, кстати, я прослушала хрипы в легких, дообследовала, пролечила от бронхита, после чего ее самочувствие значительно улучшилось. Она приходила ко мне на прием трижды, и все три раза ее сопровождал муж. Но это было только начало неудачного дня. Весь этот день в чужой смене прошел в диссонансе и оставил неприятное чувство. В середине приема зашел хорошо одетый, в элегантном костюме мужчина с интеллигентным и серьезным выражением лица. Он сразу обратился ко мне, причем его слова прозвучали совершенно неожиданно.

— Вы доктор? Учитывая вашу низкую компетентность, я пришел к вам только с одной целью – выписать рецепт. Больше мне от вас ничего не надо, потому что у меня есть друзья — врачи более высокого уровня, и лечусь я у них.

— Вы считаете себя справе зайти к доктору и сразу ему нахамить? Я вас первый раз вижу!

— И слава богу! Выпишите мне просто рецепт на дезметилхлордиазепоксид.

— Зачем вам этот препарат? Это сильнодействующее психотропное средство.

— Это не мне, а моей маме.

— Это лекарственное средство выписывается на специальных желтых бланках строгой учетности, их подписывает зав. отделением, проверяет выписку этих бланков пять комиссий каждый месяц. И выписать именно этот препарат может только невролог или психиатр. После осмотра больного, заочно никто не имеет право выписать такое лекарственное средство. Поэтому вынуждена вам отказать.

Мужчина вышел из себя:

— Вы нарочно находите сто причин, чтобы отказать мне!

— Если бы я обижалась на каждого больного, который зашел ко мне в кабинет и проявил дефекты своего воспитания, я бы вообще не смогла никого лечить, просто работать на этом месте не смогла бы. Кабинет заведующей на третьем этаже, вы можете все детали уточнить у нее.

Я разговаривала очень спокойно и сдержанно, но эти два эпизода достались мне не просто. Очень редко мне хамят в лицо, не заботясь о моем человеческом достоинстве. После таких пациентов надо давать перерыв на полчаса и порцию шоколадного пудинга.

Дальнейший прием прошел, как обычно, но я весь день не могла прийти в себя. Визитов было немного, и я рассчитывала попасть домой пораньше.

Однако каждый участковый терапевт знает, что порой можно двадцать визитов сделать за два часа, а пять визитов будешь делать пять часов. Так у меня и вышло. Уже на первом визите я застряла. У мужчины сорока лет была повышенная температура. Он был на больничном три дня, получал курс антибиотиков, но температура не падала. Дома была жена, подносила ему чай, вытирала пот со лба. Конечно, с таким уходом в больницу не хочется, но я настаивала. Хрипов в легких не было, гнойников в горле тоже, менингеальные симптомы отрицательные, других видимых причин инфекции я тоже не нашла. Учитывая все это, я объяснила, что необходима госпитализация для уточнения диагноза. Сначала больной категорически отказался, жена тоже его поддержала. Пришлось прибегнуть к более сильным аргументам. Я обратилась к жене.

— Скажите, а если ночью у него температура поднимется еще выше, и откажет сердце, что вы будете делать? Вы же видите, что лечение ему не помогает.

Жена испугалась, и стала собирать вещи для больницы. Я написала направление, вызвала перевозку. На все это ушло около часа. Больше всего времени было потрачено на беседу о необходимости госпитализации.

Три визита сделала относительно быстро, т.е. с той скоростью, с которой я бегу по улице, поднимаюсь по этажам и выписываю льготные рецепты.

Четвертый визит был в частном доме на чужом участке. Дом я искала полчаса. Несколько странно у нас расположены дома в переулках, и нумерация домов в них своеобразная. Трудно догадаться, что рядом с высотным домом номер 51 может оказаться частный дом номер 89. Захожу в полуосвещенную комнату с маленьким окном. Старики экономят электричество, поэтому у большинства из них лампочки с минимальным светом. В комнате только один старик. Даже в полутьме в глаза бросается его бледность, осунувшиеся, заостренные черты лица.

— Что беспокоит?

— Что-то мне плохо. Ничего не болит, просто я сильно ослаб. Уже и во двор выйти нет сил.

Я максимально быстро его осматриваю, вызываю бригаду «скорой помощи», даю валидол и прочий джентельменский набор. Конечно, я не жду, что деду сразу станет лучше. Он отнекивается, просит не вызывать «скорую», но я его не слушаю. Приезжает нормально оснащенная бригада. Я про себя позавидовала их аппаратуре и их возможностям. Десять лет назад, когда я подрабатывала на «скорой», мы довольствовались более скромным арсеналом. Бригада снимает ЭКГ, на пленке, как я и предполагала, признаки обширного инфаркта. Дед, кряхтя, собирается в больницу. Я быстро прощаюсь со всеми. Еще два визита, частный сектор, шагать далеко. На эти четыре визита уже ушло три часа.

В следующем доме молодая девушка ждала меня с признаками простуды, ей нужна была справка в университет. Я быстро ее осмотрела. Немного покрасневшее горло, миндалины без налетов, температура нормальная. Немного заложен нос. Однако она уверяла, что ночью была высокая температура. Я выдала ей справку о болезни, направление на анализы, порекомендовала пока просто теплое питье. При ухудшении – вызвать повторно врача или бригаду «скорой помощи». Конечно, я могла бы ее отправить на осмотр к зав. отделением для решения вопроса о выдаче справки, и не выдавать документ без температуры, особенно, учитывая то, что с такими небольшими симптомами простуды и я сама, и большинство врачей продолжают работать. Несмотря на то, что бегать по визитам приходится в любую погоду. Участковые терапевты, отработавшие определенное количество лет, уже просто не реагируют на погоду, ведь не будешь ждать, когда кончится ливень или метель, чтобы сделать визиты. Я заметила, что не чувствую капель дождя на лице, не воспринимаю завываний метели, не ощущаю порывов ветра, и поняла я это только недавно. Я просто не замечаю теперь, какая погода на улице. Только отсчитываю в уме, сколько сделано визитов, и сколько осталось. Никто и никогда не делает нам скидку на плохую погоду. И на то, что мы ходим пешком.

Но вернемся к нашей студентке. Лицо у нее было честное, в комнате на полке стояли аккуратно разложенные тетрадки и учебники, ноутбук закрыт, поэтому я ей с чистой совестью выписала справку и побежала дальше. Я была уверенна, что она не притворяется.

В среду моя заведующая опять попыталась заставить меня выйти в чужую смену, но я категорически отказалась. Есть удивительный феномен на нашей работе: свои хамы и хронические филонщики кажутся более милыми и адекватными, чем с чужого участка. Недаром говорится: все познается в сравнении. И хотя в среду ко мне пришел вымогать больничный хронический алкоголик с моего участка, сменивший много мест работы, я с ним разговаривала почти ласково. Я привела его к заведующей, и мы легко и быстро, без особых затрат эмоциональной энергии, выдали ему заключение, что он трудоспособен. В тот день я поняла, что легче работать с хамами — алкоголиками, чем с хамами-интеллигентами. Невежественное хамство менее изощренное, и меньше ранит. Однако каждый день приносит свои уроки, и лучше их усвоить вовремя. Тогда можно будет избежать многих иллюзий.

В четверг я сделала визиты очень быстро, но решила подъехать к поликлинике на автобусе, хотя много раз зарекалась не делать этого. Просто хотелось быстрее зайти в кабинет и записать все дневники за столом, а не на корточках, заполнить все журналы после визитов своевременно, а не ночью после приема. Но в автобусе я встретила свою пациентку, которой выдала больничный в понедельник в связи с обострением хронического фарингита. Она ехала на обследование, однако, увидев меня, громко и настойчиво потребовала объяснить, почему у нее на фоне употребления чеснока усилились симптомы фарингита. Я быстро и доступно объяснила ей суть проблемы, и тут в нашу беседу влезла дама, которая стояла рядом. Она потребовала уделить ей внимание и проконсультировать ее по такой же проблеме. Я очень удивилась:

— Послушайте, я вас не знаю, вижу впервые. Если вы хотите пообщаться с доктором, возьмите талон на прием.

— У меня нет времени ходить по поликлиникам. И живу я в другом районе. А мне очень понравилась ваша консультация. Почему вы не хотите здесь отвечать на мои вопросы?

Люди в автобусе начали с любопытством прислушиваться к нам. Дама это заметила, и стала играть на публику:

— Вы, врачи, все так! Давали клятву Гиппократа, а сами помогать не хотите! Хоть умри тут рядом с вами!

Несколько женщин, стоявших рядом с нами, стали ей поддакивать. К своему удивлению я увидела, что это довольно молодые люди. Я поняла, что было бы бесполезно разъяснять всему автобусу, что в экстренной медицинской помощи дама не нуждается. То есть она не умирает в настоящую минуту, и вряд ли умрет, судя по ее внешнему виду, в ближайшую неделю, во всяком случае, от какого-то заболевания. Ситуация была настолько же комичной, насколько грустной. Что это у взрослого человека – блажь, или просто отсутствие элементарной культуры?

На глазах у зрителей я достала из сумки свой фонендоскоп и сказала:

— Раздевайтесь!

— Что?

— Раздевайтесь до пояса! Вы хотите, чтобы я вас проконсультировала в автобусе. Я не даю консультаций без осмотра. Раздевайтесь!

Женщина попятилась и замолчала. На следующей остановке я спокойно вышла и зашагала к своему рабочему месту. Но больше половины моего энтузиазма осталось в автобусе. Я чувствовала глубокую усталость и опустошенность. Поэтому не бросилась в кабинет заполнять карточки и журналы, а пошла пить кофе. Оказалось, что это был правильный выбор. Я зашла в свой кабинет только за десять минут до приема, а не за час, как планировала. В этот же миг в кабинет влетела Жирович, пациентка с нашего отделения, с участка покойной Бабарихи. Участок пустовал, постоянного доктора у них пока не было. Жирович знали все, потому что она приходила в поликлинику два раза в неделю, как на работу, и обходила всех специалистов. Без очереди и без талонов. Другие больные ее пропускали, потому что перед кабинетом она очень талантливо изображала симптомы каких-то болезней, в зависимости от кабинета, перед которым оказывалась. В целом она была не такой уж нудной, просто отнимала почти полчаса. Причем на пустые

разговоры, так как физическими недугами она не страдала. У нее был крепкий организм старой закалки. Только стоматологам повезло, к ним она не приходила, потому что у нее были протезы. Но иногда Жирович бывала очень вязкой, очевидно, потому что когнитивные нарушения у нее начали проявляться. Поэтому, увидев эту даму, я попыталась выгнать ее из кабинета:

— У меня прием начнется через десять минут. Подождите, пожалуйста, возле кабинета, — максимально сдержанно сказала я.

— Мне только выписать рецепт, на прием мне не надо.

Почему больные считают, что выписать рецепт означает просто написать записку в аптеку? Для выписки любого рецепта, как минимум, надо знать действие лекарственного средства и его дозу, подробно описать статус больного и обосновать в карточке выписку рецепта, а не просто выполнить заказ. Тем более, что больные иногда просят выписать иммодиум от запора и фортранс от головной боли. Я, конечно, утрирую, но бывают и такие ситуации.

— У вас льготные рецепты, на их оформление уходит много времени. Вы видите, еще даже медсестра не пришла!

Жирович плюхнулась на стул и с хлопком положила мне на стол свое обследование:

— У меня бактерия в желудке, мне нужны рецепты, чтобы ее убить!

Я внимательно прочитала данные обследования:

— Но у вас всего лишь хронический гастрит с минимальными признаками активности!

— Но бактерия есть!

— Хеликобактер всего один плюс. Антибиотики не нужны.

— Я требую, чтобы вы мне выписали эти таблетки!

Жирович повысила голос. Я поняла, что спорить бесполезно.

— Хорошо, ожидайте на коридоре.

Я выписала рецепты, молча отдала их, и забыла про этот инцидент. Через неделю Жирович написала на меня жалобу. Суть жалобы была в том, что я выписала ей лишние таблетки, от которых у нее появился понос. Пардон, жидкий стул. Меня вместе с заведующей вызвал к себе главный врач.

Наш главный врач славился тем, что виртуозно владел методами психологического прессинга, и мог любое слово своего сотрудника обернуть против него самого. Я никогда не видела, чтобы наши заведующие с ним спорили.

— Вы знаете суть жалобы?

У всех нас есть внутреннее чувство справедливости, и мы четко знаем, когда виноваты. Я приняла пациентку за десять минут до своего приема, формально я выписала лекарственные средства, которые рекомендованы международным консенсусом и протоколами министерства здравоохранения. Я всеми своими силами старалась предотвратить жалобу, приняв на свою грудь атаку вздорной женщины. Я не чувствовала себя виноватой. Все это я изложила главному врачу.

— Формально, может, вы и правы. А как с точки зрения клинициста? Нужны ли были ей эти антибиотики?

— С точки зрения клинициста – нет.

— Поэтому вы будете депремированы. То есть, лишены премии на сто процентов. И ваша заведующая тоже.

Я увидела, как моя заведующая закусила губы. Главный врач лишал ее премии третий месяц подряд.

— А моя заведующая за что?

— За недостаточный контроль за своими сотрудниками и дефектом в оказании медицинской помощи. Можете идти.

Злость, обида, досада бурлили во мне. Хорошо, что прием закончился. Перед визитами я зашла в кафе, взяла себе два шоколадных пирожных, слопала их за один присест, потом заела их большой порцией мороженого. Конечно, перед визитами можно есть и больше, потому что за три часа ускоренного бега по участкам выйдут все калории. Особенно, если в многоэтажке сломан лифт, и приходится шагать пешком на восьмой или девятый этаж. К счастью, лифты на моей памяти ломались только в девятиэтажках.

Через месяц у моей заведующей закончился контракт, и она отказалась его продлить. Это было для всех большой неожиданностью. Наша Наталья Витальевна жила на территории поликлиники, и одна воспитывала сына. Главный врач был уверен, что она никуда не денется, обстоятельства привязывали ее к этому месту работы. Да и зарплата заведующей несколько выше, чем участкового терапевта. Он все ждал, что она передумает и явиться к нему на поклон. Но этого не случилось. Все гадали, куда она уйдет. Вскоре мы узнали, что она вышла замуж и уехала в Москву.

Мое депремирование имело и хорошую сторону. Жирович перестала приходить ко мне на прием, она выбрала себе другого терапевта. Узнав об этом, я сказала медсестре:

— Если бы я знала, что Жирович после того, как лишит меня премии, будет ходить к другому доктору, я бы ей отдала деньги раньше.

— А я бы добавила еще и свою премию, — ответила моя милая Леночка.

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля