ГЛАВА ВТОРАЯ. ЗАБЫТОЕ ПРОШЛОЕ

ГЛАВА ВТОРАЯ. ЗАБЫТОЕ ПРОШЛОЕ

ГЛАВА ВТОРАЯ. ЗАБЫТОЕ ПРОШЛОЕ

(«Ты помнишь, как все начиналось?»)

Сегодня суббота, день большой уборки. Первое время муж ворчал, что уборку надо делать в будни, а в выходные отдыхать. Но с моей работой, особенно осенью и зимой, когда день короткий, визитов много, после хождения по подъездам и квартирам, по заметенным улицам по колено в снегу, у меня уже нет сил на домашнюю работу. Моя мама тоже всегда убирала в квартире по субботам, потому что отец был свободен только в выходные. Привычки, приобретенные в раннем детстве, трудно перепрограммировать. Они кажутся естественным порядком вещей.

Легкую работу по дому делает дочка, и пока она с удовольствием участвует в общем процессе, изображая маленькую хозяйку. Сейчас это для нее игра. Как все мужчины, муж выполняет свою часть обязанностей быстро и рационально, чтобы скорее освободиться. Я, как всегда, копаюсь целый день. Стремление сделать все идеально сильно затягивает простой процесс. Сегодня я еще запланировала разобрать старый хлам на антресолях, рассортировать все вещи, которые я там найду.

Уже не раннее утро, я выхожу в зал. Поздний подъем в выходные – еще одна традиция нашей семьи. Тут мы удивительно единодушны. Муж с дочкой еще сидят в своих любимых креслах, каждый с чашкой кофе и кусочком торта, она – маленькая копия его. Картина трогательная, но, зная, что они оба готовы под любым предлогом отлынивать от работы, я командую:

— Быстро заканчивайте завтрак, и принимайтесь за дело!

— Наша мама не шутит. Давай, доча, поднажмем.

Отлынивает, конечно, папа, для дочки и этот эпизод – игра. План работы каждый получил еще вчера, поэтому все знают, что делать. По нашей традиции, я включила заводную музыку из мультфильмов, и работа закипела. Когда дочка была совсем маленькая, у нас с мужем возникали разногласия, под какую музыку убирать. Теперь у дочки – приоритет. И начинает наш парад «Король лев». Муж первое время посмеивался над моим стремлением приобщить к хозяйству дочку с трехлетнего возраста, потом увидел, что она выполняет свою работу более тщательно, чем он, вытирает пыль настолько увлеченно и старательно, как будто это лучшее занятие на свете, и его скепсис испарился.

К обеду все выполнили свое задание, кроме меня. Каждый получил свой заслуженный приз: дочь пошла в гости к подружке, муж сел за компьютер, а я получила старый пыльный хлам в антресолях над кухней, куда мы не заглядывали несколько лет. Половину этого хлама давно надо было выкинуть. Я уже пожалела, что не отложила уборку антресолей на лето, как вдруг наткнулась на свой старый дневник. Это была единственная вещь, которую я сохранила со времен своей интернатуры. Я быстро свернула свою работу, и открыла дневник. Стала его читать, и целая буря чувств поднялась в душе, горло перехватило. Было ощущение, что все это пережил и написал другой человек из другой жизни, и вообще с другой планеты.

Я открыла свой дневник не с самого начала. Тот день, который был описан, вспомнила ярко и подробно. Не закрывая глаза, я четко видела все происходящее, слышала звон хрусталя и ощущала запах вина и шоколада.

Фраза в дневнике начиналась «Суббота. Пришла Люда». В то время все мои фразы могли начинаться с этого, потому что мои самые яркие воспоминания молодости были связаны с Людой.

Я жила в рабочем общежитии областного города, так как после стажировки меня распределили цеховым врачом. С Людой вместе проходили интернатуру. А подружились после одной встречи. Мы обе попали на модную крутую вечеринку, где в шоу-программе был мужской стриптиз. Тогда он только входил в моду в небольших городах. Девчонки вокруг визжали от восторга. Я не могла понять, что в этом шоу вызывало такой всплеск эмоций. Накануне я провела профосмотр своего цеха в поликлинике, и это означало, что

каждый день я осматривала по шестьдесят — семьдесят рабочих, из которых большинство составляли мужчины с развитой мускулатурой. То есть мужских торсов с мышцами я с избытком насмотрелась на работе. Люда тоже не проявляла энтузиазма, так как пришла на вечеринку после работы в стационаре. Была отпускная компания, и она вела почти целое отделение в областном туберкулезном диспансере. Молодые мужчины составляли значительное большинство среди ее больных. Мы с ней были единственные врачи среди гостей, и единственные девушки, которые остались равнодушными к этому шоу. Итак, когда мальчики дружно под музыку скинули свои рубашки, я поморщилась. Люда разглядела в толпе мою гримасу, и протиснулась ко мне. Я очень обрадовалась, увидев знакомое лицо. Мы раньше не дружили, только встречались на общих лекциях, которые проводились для всех интернов один раз в месяц. Люда наклонилась ко мне, и прокричала в ухо: «Хочется достать фонендоскоп и сказать «А теперь дышите глубже, больной!» Я рассмеялась и кивнула. Мы понимали друг друга с полуслова. Всегда.

Наверное, кто-то на этом вечере посчитал нас лесбиянками. Потому что мы не визжали от восторга на шоу, к тому же ушли вместе. Без кавалеров. С тех пор мы проводили вдвоем много времени.

Я жила в рабочем общежитии в отдельной комнате, у Люды в ее общаге для медиков был полный блок: врачи и медсестры. Поэтому она приходила ко мне почти каждый выходной. Наш субботний вечер проходил традиционно: бутылка белого полусухого вина, легкая закуска, кофе с сигаретами. Мы с Людой действительно хорошо понимали друг друга, хотя наши вкусы и пристрастия очень отличались. Я обожала фантастику, Люду она раздражала. Я «витала в облаках», как говорила моя мама. Люда твердо стояла на земле и хорошо знала, чего она хочет от жизни. Но нам было весело и интересно вместе, и я знала, что она меня не подставит.

Итак, суббота, пришла Люда. Мы с Людой открыли бутылку вина и сели за стол. Пили без тостов, потому что считали, что и так желаем друг другу всего самого лучшего. Да и постоянно говорить банальности казалось утомительным. Мы говорили только о том, что действительно хотелось сказать. После второго бокала я решила прокомментировать книгу, которую читала до прихода Люды. Я перечитывала любимых авторов фантастики всякий раз, когда у меня был стресс на работе. А стрессы на работе происходили довольно часто. Я постоянно ругалась со своей заведующей.

Сейчас для снятия стресса используют сериалы. Нас выручали книги. Путешествия к другим мирам в космосе, наверное, лучше всего отражали мое желание убежать от действительности. В голове еще вертелись фразы, вызвавшие наибольшее чувство эмоционального удовлетворения, и я, не сильно задумавшись, сказала:

— Обожаю книги братьев Стругацких. Мой любимый герой – астронавт Горбовский с его знаменитой фразой «Можно я лягу?»

Люда ехидно ответила:

— А тебе не кажется, что в устах девушки эта фраза имеет другой контекст?

Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись. Фантастический флер рассеялся, я увидела, что нахожусь на Земле, в простой рабочей общаге. Да, Люда читала мало книг, но в любой ситуации ориентировалась отлично.

Однако некоторые вещи из литературных произведений она все же ценила. Со своей колокольни.

В один из субботних вечеров мы говорили о Бальзаковских временах. Конечно, я цитировала прочитанное, а Люда оценивала, насколько это применимо к нашей действительности:

— Я люблю изучать приемы опытных светских львиц по книгам Бальзака. В своем романе он очень интересно описал умение опытной женщины выгнать третьего лишнего: «Она не изменила позу, тон голоса остался прежним, но в комнате как будто открыли окно – повеяло холодом, стало неуютно. Он быстро попрощался и ушел». То есть ушел тот самый мужик, который ей мешал.

Люда сразу возразила:

— Боюсь, в наше время лишнего мужика надо выгонять палкой. Они стали более толстокожими.

Я задумалась:

— Надо будет поэкспериментировать с Виктором.

Это был молодой рабочий парнишка, который смотрел на нас с Людой с откровенным обожанием.

Люда вспомнила, что у нее на работе врачи с восторгом обсуждали Таис Афинскую:

— А каким приемам ты научилась у Таис Афинской? Ты ведь читала эту книгу?

— Да, конечно. Таис Афинская считалась самой успешной за все времена гетерой в мире. И имела лучших в мире мужчин.

Я стала вспоминать, какие в книге описывались приемы соблазнения.

— Ее приемы нам не подходят. Она пригласила мужчину для секса на свежевспаханное поле в полнолуние. Если я кому-нибудь предложу заняться любовью на свежевспаханном поле, вряд ли меня правильно поймут. Да и ехать куда-то за город, искать поле? Наверное, ее самые эффективные приемы для обольщения мужчин остались в тайне. Во всяком случае, я их описания в книге не помню.

В дверь постучал Виктор.

— Привет, девчонки. Чем занимаетесь?

Я снисходительно ему объяснила:

— В субботний вечер мы пьем вино. Вдвоем.

Виктор решил поиграть во взрослого и сказал то, что он слышал от своих соседей:

— Зачем вам этот компот? Давайте я принесу что-нибудь покрепче.

Я попыталась, по примеру бальзаковских дам, разными позами выгнать его. Сначала села вполоборота на стуле и демонстративно стала зевать. Потом медленно встала, повернулась спиной к Виктору и сделала вид, что что-то рассматриваю за окном. Виктор подошел к окну, чтобы увидеть то же, на что смотрю я. Конечно, картина была уморительная. Люда покатывалась со смеху. И потом еще долго вспоминала об этом с издевкой. Она обратилась к Виктору без всяких церемоний.

— Исчезни и не порть нам субботний вечер. У нас девичник.

Виктор опять попытался изобразить бывалого парня:

— А если я позову друга?

Люда не дала ему шанса:

— Счас палку возьму, если не понимаешь по-хорошему!

Виктор ушел, и мы быстро про него забыли.

В дверь опять постучали. Помню, что я открывала дверь с недовольной гримасой. Думала, что вернулся назойливый Виктор. Однако меня ждал большой сюрприз. За дверью стоял Юра – мой бывший больной по интернатуре. Мы не виделись около года, с тех пор, как он выписался из стационара. Юра был немного старше меня, и уже это придавало ему определенный шарм. А сегодня он выглядел шикарно: в элегантном костюме, стройный, с запахом дорогого парфюма. В руках были бутылка французского вина, большая красивая коробка конфет и немецкий кофе. Мы с Людой зарабатывали мало, дорогим подаркам очень обрадовались. Да и какой девушке под силу отказаться от шоколадных конфет?

Юра галантно поклонился:

— Ты приглашала меня в гости. Я здесь проездом, решил зайти.

— Я очень рада! Заходи, знакомься, моя подруга Люда. Юра, врач хирург районной больницы.

Меня удивил и обрадовал этот визит. Пока я вела Юру, как пациента, мы много общались. Впервые я встретила парня, который прочитал книг больше, чем я. Мы с ним беседовали часами, я уходила с работы намного позже, чем обычно уходят интерны. Медсестры уже косились на нас, но между нами не было никаких, как выражаются в романах, «плотских»

отношений. Его выписали по выздоровлении, и вот теперь этот неожиданный, но приятный сюрприз. Гвоздь программы, блюдо дня во все времена – интересный собеседник.

Юра уверенно обратился к Людмиле:

— Очень приятно. Вы Лев?

Люда очень удивилась:

— Как вы догадались?

Юра загадочно ответил:

— Это мое хобби.

Люда мгновенно сделала «стойку», т.е. включила все свое обаяние:

— Расскажите об этом!

— Сейчас вы не готовы. «Не внимай часам утомленья, в эти часы ты не ловец, ты добыча». Что вы собирались делать до моего прихода?

Мы с Людой переглянулись. По моему лицу Люда поняла, что я не претендую на парня. Да у меня и не было шансов, когда рядом была Люда. Так было всегда.

Я ответила:

— Мы с Людой собирались послушать джаз. А тебе какую музыку поставить?

Юра сказал:

— Я люблю классические оперы.

Я об этом не знала, и очень обрадовалась, потому что Люда классику никогда не слушала. Оказывается, у меня было хоть какое-то преимущество перед обалденной блондинкой с пышной грудью.

— Могу поставить «Иоланту».

Я поставила свой любимый дуэт Иоланты и Водемона.

Люда потихоньку зевала. Юра слушал очень внимательно. Затем он задумчиво сказал:

— Под эту музыку в летнюю ночь хочется лежать с красивой женщиной и смотреть на звезды…

Я ахнула:

— Обалдеть! На свежевспаханном поле? (и многозначительно посмотрела на Люду).

Юра сразу сообразил, о чем речь:

— Лена, во времена Таис Афинской поля были чище. Впрочем, и тогда на свежевспаханном поле обязательно должен был быть навоз.

Что и говорить, парень был настоящим экстрасенсом. Во всяком случае, мои мысли читал с ходу. Сразу понял, что речь о Таис Афинской.

— Я как-то не подумала об этом. И точно. Могу себе представить – я стою в дорогом пеньюаре на поле, к голым ногам прилипает навоз… Фу!

Юра наставительно сказал:

— Литературное произведение нельзя воспринимать так буквально.

— Ты прав, я все принимаю слишком серьезно. Знаешь, в твоем присутствии я чувствую себя школьницей.

Юра без улыбки прокомментировал:

— Я рад, что ты уже совершеннолетняя.

Мы рассмеялись, причем Люда явно демонстрировала свой завлекающий бархатный смех.

Но я тогда только мельком отметила этот факт. С Юрой всегда было интересно. Его мнение отличалось от стандартных канонов, выводы часто были неожиданными, и следить за его мыслительным процессом было крайне занимательно. Впервые год назад в разговоре с ним я стала воспринимать беседу, как поединок. Не как дуэль, а, скорее, как танец. Это были курсы высшего пилотажа.

— Вчера мы с Людой поспорили насчет Печорина. Может, ты разрешишь наш спор?

Юра улыбнулся, как улыбается учитель на вопрос любимого ученика.

— В чем проблема?

— Мне очень нравится Печорин, его утонченность, изысканность, и при этом решительность, даже мужество.

Люда довольно резко возразила:

— А я не могу ему простить отношение к Бэле, которая беззаветно его любила. И которую он погубил просто со скуки.

Юра ответил просто и легко:

— Печорина можно понять. Скажите мне, как долго вам было бы интересно с полуграмотным дикарем, даже если бы в постели он был великолепен?

Я задумалась, потом честно сказала:

— Ну… Максимум три дня.

И Юра сразу вынес вердикт:

— Печорин продержался дольше.

Мы с Людой опять рассмеялись.

Вечер продолжался, Юра блистал, при этом я чувствовала, что он мягко и заботливо оберегает меня и слегка подтрунивает над Людой. Но делал он это так незаметно и красиво, что я просто наслаждалась тем флером, который витал в воздухе моей комнаты.

Наш разговор затронул множество тем. Кроме работы. Эту тему Юра заметно избегал. Он также мягко избегал фантастики. Зато мы услышали довольно занятную трактовку простых понятий.

— Есть две истории об исполнении желаний. Первую я расскажу сегодня. Поймал парень золотую рыбку. Как водится, она обещала исполнить его желание за свое освобождение. Парень пожелал стать принцем.

Юра сделал эффектную паузу и посмотрел на зрителей, т.е. на нас. Люда поддалась на провокацию:

— И что же случилось? Я бы тоже хотела стать принцессой.

— Утром его разбудил камердинер фразой: «Дорогой принц, вставайте. Пора ехать в Сараево».

— Ну и что?

Я удивилась тому, что Люда не поняла шутку. Мы с Юрой переглянулись, его глаза смеялись. Я опять почувствовала, что между нами возникла невидимая связь. Люда не была центром внимания достойного парня, и это обстоятельство удивительно меняло всю атмосферу наших посиделок.

— Люда, принца Фердинанда застрелили в Сараево. Так началась первая мировая война.

Люда не стала делать вид, что она это знала.

— Это ужасно! И что, теперь не надо мечтать?

— Нет. Просто не надо ставить ультиматум золотой рыбке.

Люда успокоилась, поскольку исполнение желаний осталось в сфере возможностей, а встречу с золотой рыбкой она не планировала. А мне такой вывод не пришел в голову. Честно говоря, я бы не нашлась, что ответить на такой вопрос. Я же говорила, уроки высшего пилотажа.

Вечер пролетел быстро. Вскоре Юра попрощался:

— Уже поздно, я ухожу.

Я спросила:

— А куда ты пойдешь, ведь ты проездом?

— Мужчине такой вопрос не задают. Я сумею о себе позаботиться. – И он ушел, провожаемый нашими восторженными взглядами.

Я неудачно пошутила:

— Я не поняла, он пошел к любовнице или в гостиницу?

Но Люда задумчиво и без злорадства ответила:

— Когда-нибудь мы это узнаем. Интересный парень…

0

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля