ГЛАВА 3. ОСТОРОЖНО С ЖЕЛАНИЯМИ

ГЛАВА 3. ОСТОРОЖНО С ЖЕЛАНИЯМИ

ГЛАВА 3.  ОСТОРОЖНО С ЖЕЛАНИЯМИ

Наступает определенный период в молодости, когда тебе больше всего на свете хочется перемен. Наверное, так предусмотрено мудрой природой, иначе человечество бы застряло на одном месте и в одной форме. Предчувствие перемен будоражит мысли, кровь быстрее течет по сосудам, сердце то стучит, то замирает. Воля и мысли сосредоточены и готовы к прыжку в неизвестность. Именно так я чувствовала себя после таинственной встречи в кафе. Я поняла, что мне недостаточно было просто переехать в другое место. Я чувствовала, что у меня изменится все – статус, состояние, стиль жизни. Что еще? Посмотрим! Но я ждала этих перемен и хотела их. Раньше я никогда не задумывалась о выражении своих глаз. Что мы, девчонки, хотим изменить в себе? Фигуру, грудь, нос, ноги, одежду. Но никто и никогда не задумывается о выражении своего лица и своих глаз. Однако, когда я взглянула на портрет неизвестной в кафе (язык не поворачивается сказать «свой портрет»), меня до глубины души потрясло именно выражение лица этой девушки. Я не помню, какая на ней была одежда. Да это и не имело смысла для меня сегодня. Больше всего на свете я хотела иметь это выражение лица и глаз.

На одно мгновение я вспомнила свою прошлую жизнь, и взглянула на нее из другой вселенной. Это было незадолго до нашего отъезда. Мама наконец-то встала, чтобы выгнать собутыльников отца. Два дня она лежала, вставая только по необходимости. Запах перегара не выветривался из квартиры, но я не обращала на это внимания. У меня через два дня был последний госэкзамен, и я могла уехать подальше из этого города и из этой жизни. И забрать с собой мать. Был только один маленький нюанс – у мамы диагностировали рак молочной железы 4 стадии с метастазами в легкие. Но мне хотелось, чтобы последние минуты она провела в спокойной, комфортной обстановке с любящей дочерью, а не в грязной и пропахшей перегаром тесной квартирке. В которой ее теперь формальный муж второй месяц не выходил из запоев. На досуге я прочитала о Винни Джонсе, который бросил вызов России. Винни решил выяснить, почему считается, что у нас тяжело работать и жить, и соответствует ли это действительности. С этой целью Винни попробует пожить в России и примерить на себя профессии, которые считаются очень тяжелыми. Фраза «Бывшему «плохому мальчику» от футбола и нынешнему хулигану из Голливуда, Винни Джонсу не страшны драки и соперничество», особенно впечатлила меня своей наивностью. Прочитав это, я рассмеялась. Это чисто мужской взгляд на проблему. А ты попробуй побыть в шкуре женщины с ребенком на руках, больной раком, и поймешь, что именно тяжело в нашей стране. Никакой мордобой не может сравниться с чувством бессилия слабой женщины, постепенно теряющей свое здоровье и наблюдающей за тем, как ее единственной дочери не хватает еды и одежды. Еще 5 лет назад мама работала на 2-х работах. Я была слишком молодой и глупой, чтобы задумываться о том, как у нее хватает сил на то, чтобы испечь мне что-то вкусное в субботу. Да и медуниверситет не оставлял свободного времени на осмысление происходящего. Патологическая анатомия, потом биохимия, физиология и фармакология, как информационная атака, занимали почти все пространство в голове. Сначала мы думали, что цикл Кребса – это наш самый тяжелый квест. Пока на нас не обрушилась фармакология с ее изощренными биохимическими заворотами. Возможно, мы бы сочли ее неактуальным теоретизированием медицины, если бы профессор не объяснил нам сразу, что без понимания того, как рецепторы организма реагируют на то или иное действующее вещество, мы не сможем расценить эффективность лечения. Холинолитики и адреноблокаторы рулили весь семестр, и загоняли в тоску даже отличников. Профессор заявил, что он слишком уважает лично себя и свой интеллектуальный труд, чтобы поощрять прогульщиков и тунеядцев. Его лекции значительно отличались от учебников, несмотря на то, что предмет не был из числа высокотехнологичных дисциплин. Впервые мы встретились с некоторыми студентами, которые раньше приходили только за подписью в зачетке в конце семестра. Лекции по фармакологии посещали все, поэтому приходилось являться на полчаса раньше, чтобы занять нормальные места.

К слову о мордобое. Отец пару раз пытался бить маму. Один раз я видела синяк на ее руке, и вскипела. Но мама успокоила меня:

— Этого больше не повторится.

— Ты уверена? – с сомнением спросила я.

— Да. Я сказала ему, что подсыплю отраву в водку, если он еще раз поднимет на меня руку. А дочь подтвердит, что смерть наступила от сердечного приступа.

Я была в восхищении от маминой находчивости. Я уже подрабатывала на «скорой», и такая версия была чрезвычайно правдоподобной.

— А ты бы смогла реально это сделать?

— Вряд ли. Даже не знаю. Ради себя, скорее всего, нет. Зато он мне поверил и сильно испугался.

И это действительно было так. Более того, отец рассказал об этом своим собутыльникам. Все они боялись мою мать, и на какое-то время пьянки перенесли в другую квартиру. Мы радовались затишью, но недолго.

Все это пронеслось у меня в голове за одно мгновение. И я поняла, почувствовала и поверила, что из этой вселенной я ушла навсегда. Но куда я пришла? И вдруг мне стало страшно. Правда, только на несколько минут. Я вспомнила предостережения о том, что надо быть осторожнее с желаниями. Затем я вспомнила выражение лица незнакомки и ее глаза. И сказала вслух: «Я желаю иметь такое выражение, чего бы мне это ни стоило. Я определенно этого хочу». И мне сразу стало легко и спокойно. Я уже знала, что это желание сбудется. Но что потом? И буду ли я рада исполнению этого желания?

0

Автор публикации

не в сети 2 дня

Moderator001

0
Комментарии: 1Публикации: 79Регистрация: 06-12-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля