ГЛАВА 11. СОБАКА УСМИРЯЕТ ЛЬВА

ГЛАВА 11. СОБАКА УСМИРЯЕТ ЛЬВА

ГЛАВА 11. СОБАКА УСМИРЯЕТ ЛЬВА

Это время было одним из самых тяжелых в моей жизни. Мужчина оказался русским испанцем. Он был по-русски щедр и по-испански обаятелен, и галантен. Пил он, естественно, чисто по-русски. Он возил мою дочь по дорогим ресторанам и покупал ей все, что ей понравится. Конечно, это были сладости и разные мелочи. Самым крупным подарком были духи. Моя дочь не старалась вытягивать из него деньги. К сожалению, он приучал ее к застолью, за что я его возненавидела. Меня он боялся, и категорически отказывался со мной знакомиться. Меня это раздражало, хотя в глубине души я понимала, что это хороший признак. Это означало, что он готов бросить мою дочь. К счастью, ее он тоже не обнадеживал. Каждую встречу она расценивала, как последнюю, но он все никак не мог окончательно с ней расстаться. Несколько раз они встречались двумя парами, и его друг с удивлением сказал Кире, что этот парень впервые так привязался к женщине. Кира рассказала мне об этом с гордостью. Надо было чем-то ее отвлечь.

— А у друга постоянная женщина?

— В этом городе – да.

Я рассмеялась.

— Значит, у него, как у моряка, в каждом порту есть жена?

— Видимо, да, — Кира тоже засмеялась. Атмосфера разрядилась, но Кира задумалась. Ведь она тоже могла оказаться очередной женщиной в порту. Эта мысль ей не понравилась. Гордость – это то противоядие, которым можно противостоять страсти.

Несколько дней встреч не было. Не было и звонков, и я с радостью наблюдала, как небольшой ручеек сомнений превращается в бурную реку. Однако, к сожалению, этого было недостаточно. Прошла неделя, и Вася вновь возник у ее порога.

Как описать мои эмоции? Я не скрывала своего недовольства. Кира работала, и не могла много времени проводить со своим «моряком». Я его так называла, чтобы подчеркнуть зыбкость и неопределенность их отношений. Киру иногда передергивало от этого, но она в принципе была со мной согласна. Приближались выходные, и этот гавнюк мог на несколько дней забрать мою дочь. Я уже готовила почву для того, чтобы дочь осталась со мной в субботу, как он вдруг сделал ход конем. Он пригласил ее к себе в Испанию.

— Что? Куда ты поедешь?

— В Испанию, в город Уэск. К нему в гости.

Я села на стул. Это было то состояние бессилия и злости, которое периодически выпадает на долю всех родителей. Дочь разозлилась:

— Я могла ничего не говорить тебе! Ты бы думала, что я в городе! Ты ведь и сама так поступала!

Да, был такой эпизод в моей жизни. И я сделала большую глупость, что рассказала об этом дочери. Я взяла себя в руки. Надо ценить то, что она говорит мне правду. Хотя не факт, что всю правду.

— Хорошо, доченька. Когда вы уезжаете? И когда ты приедешь?

— Мы уезжаем в понедельник, я уже отпросилась с работы. Приеду через неделю. Ты правда не сердишься?

— Честно говоря, я даже рада, что ты сможешь побывать в Испании. Страна интересная, много исторических мест. И природа очень красивая. Прекрасный отпуск! Будешь писать мне каждый день!

— Конечно, мамочка! – и Кира в хорошем настроении побежала собирать свои вещи.

Я задумалась. Моя интуиция не била тревогу. Более того, я расслабилась. Скорпион внутри меня нашептывал, что все кончится в Испании. Так и произошло.

Однако дочь переживала разрыв чересчур глубоко. Моя львица то плакала, то засиживалась в клубах до утра, грубо отшивая мальчиков. Надо было положить этому конец. Но я не могла придумать, как это сделать. Однако я была уверена, что способ найдется.

Я никогда не сижу на скамейке у подъезда, потому что меня раздражают наши бабки, которые сплетничают на этом месте. К тому же мне кажется, что такое сидение делает меня ближе к ним, к их возрасту и к их уровню. Но в один из дней я так устала, что присела на несколько минут, потому что не было сил даже зайти в подъезд. Да и новые туфли натерли такие мозоли, что хотелось дальше идти босиком. Я сняла туфли и раздумывала, насколько прилично зайти в подъезд и подняться в лифте без них. В это время я заметила двух алкашей. Они подходили ко всем у подъездов – продавали щенка. Веселый забавный щеночек обнюхивал всех, к кому подносили его веселую мордочку, и вилял хвостом. «Вот что нужно моей дочке!» — сразу поняла я. Я сторговалась за цену, которой соответствовали две бутылки чернил. У меня в кошельке больше и не осталось.

Я принесла щенка домой и стала обустраивать место для него. Кира пришла вечером в отвратительном настроении, как всегда. Я ничего не сказала про щенка, пока они с воплями и визгом не встретились друг с другом. И я сразу поняла, что не ошиблась. Моего льва усмирила собака.

1

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля