ГЛАВА 9. ТАЙНЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

ГЛАВА 9. ТАЙНЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

ГЛАВА 9. ТАЙНЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Мое философское настроение быстро улетучилось, когда кузнец показал мне то, что он выковал. Меч был именно таким, каким мне запомнился в страшном сне. Кинжал был именно тем оружием, которым ударили в спину Макса. И только третий предмет – странной формы зеркало, казался незнакомым и совершенно не вписывался в общую картину. Я сильно испугалась. Стараясь держать себя в руках, я хотела что-то спросить. Но не могла сформулировать вопрос, потому что сильный страх сжимал мои челюсти.

— Для того, чтобы это оружие взяло полную силу, оно должно пройти священный ритуал, — сказал кузнец и с поклоном подал мне меч.

Я машинально взяла его, однако мое сердце бешено колотилось, голова кружилась и болела. Этот эмоциональный всплеск полностью стер из моей памяти и необходимый ритуал, и те слова, которыми я должна была поблагодарить кузнеца. К счастью, у прежней принцессы, очевидно, тоже не все было гладко со словами благодарности. Вероятно, и с эмоциями тоже. Тем временем кузнец продолжал:

— По приказу Тахира я нашел вам лучшего воина, который будет сопровождать вас к ритуальному месту.

Он легонько присвистнул. Через мгновение во дворе возник молодой парень. Хотя минуту назад двор был абсолютно пустым.

— Алан, это наша принцесса.

Алан с достоинством поклонился. Вернее, слегка наклонил голову. Я с большим интересом смотрела на него. Передо мной стоял весьма примечательный молодой парнишка. Алан напоминал мне Макса. Вернее, его младшего брата. Задор светился не только в его глазах. Это чувствовалось в каждом движении. Он не просто ловко и уверенно преодолевал препятствия, перепрыгивая через высоченные каменные преграды, когда мы шли назад. Он делал это с таким азартом, что у меня было чувство, что он с кем-то соревнуется, и свою победу делает непреложным фактом. Этот мальчишеский азарт придавал всему, что Алан делал, эффект блестящей игры. Вместе с тем его смышлёные глаза светились лукавым блеском авантюриста. В наше время девчонки просто тают от таких парней. Мое настроение улучшилось, хотя ощущение опасности осталось. Я впервые задумалась по-настоящему о том, где же Макс. Интуиция подсказывала, что мы должны встретиться где-то здесь. Присутствие собственного телохранителя бодрило. От Алана исходило также тепло дружески настроенного человека. Вернее, не просто дружелюбие, а человеческое участие, готовность подставить свое плечо. И я почувствовала, как мне не хватало этого тепла. А еще я опять увидела в глазах парня то чувство, которое придает нам уверенности в себе и позволяет нашему эго расправить крылья.

Как и когда девушка понимает, что нравится парню? Намного быстрее, чем может показаться парню. Девушке достаточно поймать один восхищенный взгляд, услышать голос, который слегка меняется, когда он обращается к тебе. Если есть сомнение, можно задать провокационный вопрос, и посмотреть, насколько быстро он выполнит твою мелкую просьбу, насколько точно исполнит маленький каприз.

Не думайте, парни, что мы просто используем вас. Нам нравится быть обожаемой, настоящая девушка не перегнет палку, чтобы не потерять обожателя, ведь это вдохновляет нас тоже, заставляет быстрее биться сердце, работать нашу фантазию. Нам ведь надо разнообразить наши маленькие ловушки, оттачивать наше мастерство и на ком-то учиться потуже плести паутинку. В конце концов это просто весело!

Кроме того, у него была очень приятная внешность. А губы… Лучше всего сказал о мужских губах Джек Лондон. И сказал он это про губы Мартина Идена: «у него были губы воина и любовника». Именно такие губы обожают девушки, и именно такие губы были у Алана.

Мы отправились в обратный путь. Алан нес три заветных предмета в специальном мешке, который он закинул на плечо, и было видно, что ноша имеет большой вес. Несмотря на это, он успевал подать мне руку, когда я, пыхтя, преодолевала препятствие, или показать более удобный путь, чтобы обойти колючие куст заросли ежевики. Предупредительность Алана вновь напомнила мне Макса, и я слегка погрузилась в уныние, хотя понимала, что мне надо напрячь всю свою память, чтобы вспомнить священное место и тот ритуал, который должен был закалить необычный меч. А заодно и еще что-то. Вот тут до меня дошло, что, глядя на Алана, я пытаюсь вспомнить еще что-то очень важное. Но пока не понимаю, что именно мне надо вспомнить. Я рассмеялась. Помниться, в Гарри Поттере был подобный эпизод. Я оглянулась, ища взглядом Алана, но его не было. Я остановилась в растерянности. Такого я не ожидала. Я вдруг оказалась одна в горах, среди зарослей ежевики и боярышника, вдали от той тропы, по которой я пришла сюда.

Однако мое недоумение прервал резкий и бесцеремонный толчок. Передо мной как из-под земли, возник Алан, резким движением усадил меня возле ежевики, и кинул под мои ноги мешок, который ему вручил кузнец. После чего он отпрыгнул в сторону и издал резкий, очень громкий гортанный звук. Пять черных теней появились вокруг него. Одного из противников Алан убил сразу одним резким движением. Однако, несмотря на яростное сопротивление Алана, исход сражения был очевиден. В последнюю минуту, когда один из врагов уже занес свой меч над головой Алана, и удар казался неотвратимым, Алан резко нагнулся назад, как Нео в «Матрице», отпрыгнул в сторону и исчез. Оставив меня на милость победителям. Такой поворот ситуации казался мне несправедливым, и я чуть не разрыдалась, когда четверо мерзких мужчин приблизились ко мне с победными воплями. Это были люди белой расы, одетые в удобные черные костюмы из незнакомой мне прочной ткани, — эта ткань выдержала и их напряженные резкие движения, и несколько ударов, которые нанес Алан подручными средствами.

Память накатывала зрительными эпизодами, как это показывают в фильмах. Я сразу вспомнила, что передо мной наши конкуренты – известные и успешные наемники, называющие себя «арсы» и проповедующие полное отсутствие эмоциональной реакции на людей и события. Несмотря на то, что наш род также считал чрезмерное проявления своих эмоций признаком плохого воспитания, мы все же признавали необходимость сопереживания и сочувствия даже к врагам.

Необходимость убивать противника считалась крайней мерой. Ситуации, когда наш воин-наемник избегал убийства, приводились в пример младшим, такие факты зачастую становились легендами, о них слагались песни. Наши враги, напротив, предпочитали открытое кровавое противостояние, считали полной только ту победу, которая заканчивалась смертью противника. Это были очень жестокие и безжалостные враги. В их клане воинами были только мужчины, и это обстоятельство также усиливало нашу взаимную вражду.

ПРОДОЛЖЕНИЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ В БУМАЖНОМ ВАРИАНТЕ

1

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля