ГЛАВА 2. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА

ГЛАВА 2. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА

ГЛАВА 2. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА

Я попала в клиническую ординатуру неожиданно, как будто запрыгнула в последний вагон скорого поезда. Все события развивались стремительно, на бегу. Я только вышла из отпуска, как главный врач нам объявил, что есть место в ординатуре, но на оформление документов дается только один день. И я вдруг почувствовала, что это мое место. Я, сломя голову, обежала все необходимые инстанции, и к моему удивлению, все стрелки на всех часах сошлись. Собрать восемь подписей в разных местах за полдня было почти нереально, но у меня получилось. На следующее утро я уже сдавала документы в приемную комиссию. Первого сентября, как в далеком детстве, я отправилась на учебу. Правда, без букета и без белого фартука. Но с тем же воодушевлением и почти детским восторгом.

И начались самые замечательные дни в моей взрослой жизни. На кафедре царила удивительно комфортная и позитивная атмосфера. Нет, никто не разрешал опаздывать и прогуливать занятия, но проходили эти занятия настолько интересно, что никому и в голову не приходило их пропускать. Нам давали именно ту информацию, которая соответствовала уровню зав. отделением или начмеда. Я никогда не думала, что искусству управления и навыкам организации необходимо учиться. С большим удовольствием мы постигали также и юридические детали нашей работы, о которых врачи, как правило, мало знают. Были и клинические дисциплины.

Все (или почти все) женщины на курсе были влюблены в одного мужчину на кафедре. Доцент Валерий Степанович отличался тем особым обаянием, которое сочетало в себе интеллект, оптимизм и особую мужскую харизму. Он напоминал одновременно и Вячеслава Тихонова, и Василия Ланового. Это была особая смесь капитана дальнего плавания, авантюриста и романтика, с доблестью русского офицера. Не то, что теперешние герои – дворовая шпана и киллеры. У него был особый дар: когда он разговаривал с какой-нибудь женщиной, этой даме казалось, что Валерий Степанович именно на ней сосредоточил весь свой эмоциональный и интеллектуальный шарм. Через пять минут он разворачивался к другой даме, и ее тоже накрывал этот неповторимый флер потрясающего мужского обаяния. Кабинет доцента периодически наполнялся вздохами томных дам – курсанток разных возрастов, и мудрой лаборантке, стоявшей на страже интересов кафедры, периодически приходилось чуть ли метлой выгонять некоторых активисток из его кабинета.

На нашем курсе была только одна дама, которая не млела от мужской харизмы доцента, — Елена Ревская. Она же, единственная в нашей группе, уже была начмедом. Стройная блондинка, красивая, уверенная в себе, похожая на героиню модного сериала, она казалась многим из нас воплощением успеха в жизни и карьере. Когда она появлялась в аудитории, мужская половина курсантов

смотрела ей вслед. Но мир не так прост, и у красивых блондинок тоже есть проблемы.

Мы со Светой оценили шарм и обаяние нашего преподавателя, но избегали чересчур открыто выражать свои эмоции, так как не хотели сливаться с толпой. Наше стремление избегать отождествления нас с посредственной серой массой было замечено мудрой лаборанткой, и мы пользовались ее расположением, что давало нам некоторые преимущества в расписании занятий и других мелочах, полезных в учебе и сдаче экзаменов. Например, мы знали, когда преподавателя заменял его недостаточно компетентный ассистент, и не приходили на его лекции.

Но не одним обаянием славился Валерий Степанович. Его лекции были хорошо структурированы и заключения логичны, клинические случаи из практики сложны, выводы отличались высокой профессиональностью. Каждое общение с доцентом давало ощущение прикосновения к святым тайнам познания человеческого организма. Клинический опыт доцента, его медицинское чутье были потрясающим сочетанием врачебной практики, интеллекта и постоянного самообучения. Каждый раз после обхода отделения с доцентом мы завидовали местным врачам и поражались тому, как глубоко он видел корень проблемы и распутывал самые сложные случаи медицинской патологии. Некоторых больных врачи представляли на консилиум, и распутывание загадок, пошаговые принципы построения алгоритма обследования, неожиданные позиции в мышлении опытного практика становились отличной школой для нас. Но были и такие предметы, которые напоминали школьную программу и которые так и напрашивались на то, чтобы мы поступали, как школяры. То есть, филонили, халтурили, прогуливали.

Как-то раз мы прогуливали скучную лекцию по ОБЖ, и зашли вдвоем со Светой в уютное полутемное кафе недалеко от здания кафедры. В углу сидела Лена над чашкой кофе с маленьким печеньем, и вытирала слезы. Она сразу нас узнала и попыталась улыбнуться. Если бы она отвернулась, это послужило бы сигналом «я никого не хочу видеть!» Но улыбка практически означала просьбу о помощи, и мы подошли к ней и сели рядом. Конечно, мы со Светой заказали себе не печенье «я берегу свою фигуру», а кусочек шоколадного торта «хорошего человека должно быть много!» И торта, естественно, было много. Лена не стала сразу выкладывать нам свои проблемы. Мы просто поболтали о том, о сем. О прекрасной погоде в сентябре, о теплой и дружелюбной атмосфере на кафедре. О том, как хорошо учиться, и забыть на время об ответственности и запарках на работе. В общем, наши взгляды, стратегии, обстоятельства на работе во многом совпадали, и через полчаса нам казалось, что мы знакомы очень давно.

Лена рассказала нам о причине своих слез намного позже.

1

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля