ГЛАВА 19. ЗАДЕРГАТЬ, ЗАПУГАТЬ, ДЕЗОРГАНИЗОВАТЬ

ГЛАВА 19. ЗАДЕРГАТЬ, ЗАПУГАТЬ, ДЕЗОРГАНИЗОВАТЬ

ГЛАВА 19. ЗАДЕРГАТЬ, ЗАПУГАТЬ, ДЕЗОРГАНИЗОВАТЬ
Прошло три месяца с начала моей работы, и главный врач повадился вызывать меня к себе по пять раз на день. Именно «повадился», потому что раньше мы виделись исключительно по делу и в тех случаях, когда проходили административные или производственные совещания. К счастью, я хорошо понимала, откуда ветер дует, и первое время спокойно реагировала на это. Однако прошел месяц, и меня стали раздражать постоянные и необоснованные вызовы. Шел сезон отпусков, и поток больных, которых направляли ко мне из регистратуры, заметно увеличился. К заведующей шли также сложные и более тяжелые пациенты. Когда посреди приема трезвонил телефон и главный важным голосом вещал: «Зайдите ко мне» только для того, чтобы сделать несущественное объявление, меня это стало раздражать. Несколько дней было спокойно после того, как на его вызов я ответила: «Я сейчас оказываю экстренную помощь, у меня в кабинете больной с инфарктом миокарда». Когда пациента увезла «скорая», оказалось, что ничего срочного у главного врача не было.
Прошло две недели, и мне вновь позвонил наш удельный князь. Он сообщил, что на остановке лежит мужчина без сознания, и он приказывает мне оказать экстренную медицинскую помощь этому мужчине. Я молча повесила трубку и посмотрела на часы. Час дня, мадам Шахновская пришла на смену. Автобусная остановка никак не относилась к территории поликлиники. Это была подстава, и она очень дурно пахла. Отказаться я не могла, потому что столь явное поражение было бы неоднократно использовано против меня. Я твердо знала, что мой прошлый опыт работы на «скорой» с минимальным оборудованием выручит меня. Нам приходилось использовать такие подручные средства, о которых ни в одном учебнике не прочитаешь. Например, вешать капельницу на цветочное кашпо, потому что в машине не было штатива. Вспомнив свои молодые приключения на станции «скорой помощи», я повеселела и приободрилась. Наш главный раньше работал в санэпидстанции, а Шахновская была окулистом. Понятно, что они никогда в жизни не сталкивались с экстренной помощью, и боялись таких ситуаций до тошноты. А я когда-то очень любила «скорую». Необходимость быстро ориентироваться, оценить клиническое состояние больного за полминуты, быстро ввести необходимое лекарство, держать на пульсе жизнь и видеть, как она возвращается… Этого не забыть никогда.
Однако, работа на «скорой» научила меня еще и умению предусмотреть массу нюансов. Например, что я буду делать, если окажется, что этому мужику действительно нужна реанимация? К тому же неплохо иметь толкового свидетеля, а не только помощника. Я давно поняла, что успех не за тем, кто имеет высокий IQ или мышечную силу. Успех за тем, кто умеет организовать людей и использовать любой ресурс в свою пользу. Итак, мне нужен был адекватный помощник и грамотный клиницист. Колебалась я недолго, потому что все вопросы надо было решать максимально быстро. Я почти вбежала в кабинет заведующего хирургией и в двух словах изложила ему приказ главного врача. У немногословного мужика, привыкшего работать, а не играть словами, брови поползли вверх. Я улыбнулась. Я тоже считала, что приказ главного выходит, мягко говоря, за рамки целесообразности. Во-первых, оказывать экстренную помощь на траве или в луже, не совсем нормально. Со стороны зевак врачи поликлиники выглядели бы придурками, на что, я думаю, и рассчитывала Шахновская. Однако приказ есть приказ, и надо было выяснить, есть ли больной. А потом уже решать, нужна ли ему медицинская помощь и как ее оказывать. Я предложила взять с собой экстренный чемоданчик, и мы отправились на место – я в белом халате, зав. хирургией – в зеленом медицинском костюме. Безусловно, все оглядывались нам вслед, но вдвоем это было не так страшно. Через 10 минут мы были на остановке. Предполагаемого больного не пришлось долго искать – он лежал на траве, уютно подложив под голову свой пакет. Цвет лица был нормальный, грудная клетка ритмично демонстрировала физиологический акт дыхания. Однако зав. хирургией (Сергей Владимирович) решил его разбудить. Это было ошибкой, потому что пьянчуга огласил остановку хриплой нецензурной бранью. Тем не менее, я осталась чрезвычайно довольна результатами этого случая. Я попросила Сергея присутствовать при разговоре с главным врачом. Так было проще объяснить начальству, что экстренная помощь оказывается бригадой, а не одним доктором, особенно в полевых условиях. Главный был весьма недоволен таким поворотом, но ничего не сказал. Правда, в очередной раз свои эмоции скрыть не смог.

0

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Moderator001

0
Комментарии: 1Публикации: 67Регистрация: 06-12-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля