ГЛАВА 12. МАДРИДСКИЕ ТАЙНЫ

ГЛАВА 12. МАДРИДСКИЕ ТАЙНЫ

ГЛАВА 12. МАДРИДСКИЕ ТАЙНЫ

В один из ненастных дней я в эмоциональном порыве на работе высказалась о несовершенстве нашей системы, и о том, что некоторые наши приказы противоречат постановлениям. И иногда разумнее не предпринимать никаких действий, чем слепо следовать приказу, составленному некорректно. Но произнесла я эти слова в неподходящем месте и в неподходящем обществе, о чем догадалась несколько позже. Еще позднее я прочитала о том, что мужчины высказывают свои мысли, как пакет данных, как конкретную информацию, имеющую четко определенное значение. Любая женщина знает, что мы иногда выплескиваем свои эмоции, и наше реальное мнение может иметь косвенное отношение к этим эмоциям. Поэтому я тут же забыла о своих словах. Через два часа меня вызвали к главному врачу. В хорошем настроении я зашла в полутемный кабинет. Главный врач сидел с недовольным лицом. Безо всякого вступления он властно и четко произнес:

— Пока я здесь начальник, вы будете делать и говорить то, что я вам прикажу. Я не допущу никаких иных трактовок и комментариев, противоречащих моей позиции в каждом вопросе в этом учреждении. Прямо или косвенно. Это ясно?

— Конечно. А в чем дело?

— Почему вы сказали, что считаете недостаточно разумным такую позицию? – и главный врач почти дословно передал мои чересчур эмоциональные фразы. Повторюсь, о которых я уже напрочь забыла.

Каюсь, я очень удивилась. Во-первых, потому, что считала, что мужчины не собирают сплетни. В бабском коллективе достаточно аукнуть на одном конце учреждения, и эхо донесет этот звук на другой его конец. Но я почему-то была убеждена, что мужик не будет слушать это эхо. К тому же я высказалась в узкой аудитории. Меня слышало всего два наших бухгалтера (обе дамы, конечно), и я никак не могла предположить, что у кого-то из них есть время бегать с доносами на другой этаж в административное крыло. Впрочем, возможно, они передали мои слова другой доброжелательной даме, у которой было и время, и мотивы, чтобы представить мои слова в другом свете и позаботиться о том, чтобы их донесли до главного врача в том ключе, в котором ей было выгодно. Но я еще не смогла вычислить, кому это было выгодно.

Я никогда не умела плести интриги или им противостоять. И в школе, и в университете, я не входила ни в один кружок. Я была «Робинзоном», сама по себе. Сначала на первых курсах университета это немного меня напрягало, на пятом курсе я пошла работать в отделение реанимации больницы скорой помощи, и все остальные мелкие проблемки ушли на десятый план. Я окунулась в мир экстренной медицины с головой. Мне настолько нравилось постигать все детали и секреты этой области моей будущей работы, нравилась атмосфера неотложки,

постоянный драйв, ощущение, что ты на переднем крае, постоянная эмоциональная отдача, что я буквально горела на работе. Я стала пропускать занятия, потому что после ночных смен не восстанавливалась. К счастью, мы как раз изучали раздел реанимации, который я уже знала и прочувствовала на своих руках. Когда пришло время госэкзаменов, с работы пришлось уйти. К слову, в реанимации никаких интриг или недомолвок среди коллег не было.

Весь день прошел в неприятном отсвете этого инцидента. Работать совершенно не хотелось, и большинство тех бумаг, которые требовали творческого подхода, я вынуждена была отложить на завтра. Моя производительность настолько резко упала, что я встревожилась. Я понимала, что моя эмоциональная реакция будет такой же при каждом последующем прессинге. Мне надо было срочно найти ответы на свои вопросы, а также найти эффективное противоядие от подобных встрясок.

1

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Ваш Админ

143
Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 26-06-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля