ГЛАВА 3. ВЫБОР ПО ПРИНУЖДЕНИЮ

ГЛАВА 3. ВЫБОР ПО ПРИНУЖДЕНИЮ

ГЛАВА 3. ВЫБОР ПО ПРИНУЖДЕНИЮ

Несмотря на то, что мама неплохо помогала нам, я каждый раз, складывая вместе ее пенсию и наше пособие, считала, что мы с детьми – жертвы несправедливой судьбы. Конечно, наша зарплата, когда мы зарабатывали вдвоем с мужем, значительно превышала эту небольшую сумму. Тем более, что нас в семье опять было трое. Всякий раз, когда я заходила в универмаг и понимала, что не могу себе позволить новый костюм, новые сапоги или новые туфли, мое ощущение беспомощности и обиды усиливалось. Боюсь, что эти эмоции захлестывали меня, и я жаловалась на свою жизнь каждому встречному. Говорят, что там, где тонко, там и рвется. Я рассчитывала придержать свои последние двести долларов на черный день, но в нашем компьютере неожиданно «полетела материнка», как говорят компьютерщики. К сожалению, наш ноутбук пропал, видимо, Виктор брал его с собой на работу, и он разбился в той же аварии. Мы уже не представляли себе свою жизнь без компьютера, и я вызвала приятелей мужа. Они долго возились с техникой, потом сообщили, что придется менять не только материнскую плату, но и еще несколько деталей. Оказалось, что наш процессор, видеокарта, и еще куча мелочей, относились к устаревшему поколению, часть из них уже даже не выпускали. Можно было, конечно, взять б/у детали, но это означало, что они могут полететь в любой момент, и пришлось бы опять возиться с их установкой. Я достала двести долларов и попросила в них уложиться. Возможно, ребята доплачивали какие-то небольшие деньги, но они ничего не потребовали от меня. Они полностью обновили мне детали компьютера и установили новую операционную систему. Дочь вертелась возле них все это время и с удовольствием впитывала новую информацию. Лиза задавала им массу вопросов. Я не понимала и половины из того, что они обсуждали. После общения с айтишниками дочь более уверенно стала обращаться с нашим компьютером и интернетом. Я была довольна, что дома появился свой специалист, потому что имелось много аспектов в быту, когда без простейших знаний в области информатики, программного обеспечения чувствуешь себя беспомощной рядом с этой техникой. Но осваивать такие знания порой нет ни возможности, ни желания.

Так пролетел почти целый год. Когда сыну было чуть больше 11 месяцев, неожиданно умерла моя мама. Инфаркт. Мама умерла за два дня до своей пенсии, и это стало для нас двойным шоком. Вот когда я поняла, что такое быть жертвой несправедливой судьбы. Маме только исполнилось шестьдесят лет, и она чувствовала себя достаточно бодрой и полной сил. Ее смерть была непредсказуемым  и страшным ударом для меня. Тем более, что мы рассчитывали на ее пенсию, и не планировали ее похороны.

Мамины похороны прошли для меня, как в тумане. Дочь я оставила дома, за ней приглядывала соседка. Сын, конечно, ничего не понимал. Мамины подруги занялись организацией всех церемоний. Я ходила возле них, как привидение. Я никак не могла осознать, что это конец, что мама уже не встанет, не начнет меня гонять за бардак на кухне, за грязную посуду, за пыль на пианино. Как ни глупо это звучит, но мне хотелось вернуть именно эти моменты в нашей жизни. Наверное, потому, что они были самыми бытовыми, привычными, родными, и эмоционально наполненными повседневной маминой заботой. В каждой маминой фразе, в каждом тоне маминого голоса, в ее привычном «почему тарелка еще грязная?» — было столько родных и знакомых нот, а главное – было ощущение стабильности и защищенности. Мне так не хватало именно этого – чувствовать себя дочкой, а не хозяйкой, знать, что о тебе позаботятся, а не самой взвалить на себя все проблемы, и их решение. Моя ноша временами казалась мне неподъемной.

Несколько дней я перебирала в уме все эти моменты, и у меня не хватало сил осознать, что пора принимать какие-то решения. Иногда мне казалось, что стоит закрыть глаза, и все вернется. Сейчас из-за угла коридора выйдет моя мама и скажет что-то очень привычное и будничное. Я молча вытирала слезы.  Только теперь я начинала понимать, как нуждалась в этих небольших маминых попреках, и как именно они давали мне уверенность в том, что я под крылышком, и кто-то всегда помнит обо мне. Даже после смерти мужа я не чувствовала себя настолько осиротевшей и одинокой.

Однако вскоре я стала осознавать, что чувство обиды, ощущение себя жертвой мешает в первую очередь мне самой. Первый толчок к изменению этой ситуации дала мне моя знакомая доктор, которая ушла из нашей поликлиники в стационар. Я очень благодарна ей за то, что она, встретив меня в нашем магазине, через пять минут разговора довольно жестко сказала мне прямо в лицо:

— С тобой стало неинтересно разговаривать, ты все время жалуешься. Почему ты считаешь, что трудно только тебе одной?

Я замолчала, опешив от неожиданности. Я-то считала, что мои трудности чересчур очевидны. Чтобы она не подумала, что я на нее обиделась, я с кривой улыбкой, сдерживая слезы, попрощалась и быстро ушла. Дома я рыдала полчаса, но уже знала, что приму все меры, чтобы изменить свое отношение и к своей жизни, и к самой себе. Первый шаг я уже сделала – дала утреннюю установку на позитив. И я похвалила себя за это. Теперь мне предстояло решать другие проблемы, и в первую очередь – материальные.

Выход был очевиден – мне надо было выйти на работу. И не в медучилище, где меня ждала мизерная зарплата. Мне надо было вернуться на работу участковым терапевтом, и взять максимальную нагрузку, чтобы получать максимально возможную оплату. Еще пару месяцев назад мне в голову даже мысль не приходила о том, что жизнь может повернуться таким образом. Я чувствовала себя в западне. Но ощущение жестокой необходимости исключало слезливую реакцию. Пришло время делать дело.

Однако, этот вопрос еще надо было обсудить с полноценным членом семьи, на которого лягут серьезные обязанности – с моей дочерью. И я стала тщательно продумывать этот разговор.

 

0

Автор публикации

не в сети 2 дня

Moderator001

0
Комментарии: 1Публикации: 79Регистрация: 06-12-2017

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Войти с помощью: 
Генерация пароля